На главную Аккаунт Файлы Ссылки Форум Учебник F.A.Q. Skins/Themes Модули
Поиск
Блок основного меню

    Banderia Prutenorum
    Литовская Метрика

Блок информации сайта
Администрация
Deli2Отправить Deli2 email

memorandum
Рекомендовать нас
Посетители сайта
2005/8/18 1:39:12 | Глава V ОРДЫНСКОЕ ИГО И АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ: ИСТОЧНИКИ И ИСТОРИОГРАФИЯ XXв.
Раздел: Лурье Я.С. ИСТОРИЯ РОССИИ В ЛЕТОПИСАНИИ И ВОСПРИЯТИИ НОВОГО ВРЕМЕНИ // Россия Древняя и Россия Новая : (избранное), СПб., 1997 | Автор: Deli2 | Рейтинг: 10.00 (1) Оценить | Хитов 3671
Я.С. Лурье

ИСТОРИЯ РОССИИ В ЛЕТОПИСАНИИ И ВОСПРИЯТИИ НОВОГО ВРЕМЕНИ
Глава V ОРДЫНСКОЕ ИГО И АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ: ИСТОЧНИКИ И ИСТОРИОГРАФИЯ XXв.


      Летописные известия об установлении ордынской власти в Северо-Восточной Руси и об Александре Невском излагаются обычно как разные сюжеты в различных исследованиях, но древнейшие летописные записи о русско-татарских отношениях и об Александре читаются в летописях рядом и тесно связаны друг с другом. Исключение составляет южная Ипатьевская летопись: в ней вообще не упоминается Александр Невский.

      Летописные известия о походе Батыя в 1237-1238 гг. были предметом многочисленных исследований;1 беднее сообщения летописей об установлении власти монголов после нашествия. А. Н. Насонов попытался собрать разрозненные известия о политике Орды по отношению к русским княжествам и о татарской военно-политической организации на Руси,2 однако систематического обзора летописных известий об этом он не предпринимал - предметом его исследования была татарская политика на Руси, а не ее отражение в летописании. Наибольшее внимание уделил летописным рассказам о событиях после ((100)) нашествия Батыя Дж. Феннел. Менее систематичными были наблюдения над летописными сообщениями на эту тему Г. В. Вернадского, С. И. Колотиловой, В. В. Каргалова и Д. Г. Линда.3

      Гораздо больше внимания привлекали к себе летописные известия об Александре Невском. Однако источники использовались в этом случае односторонне; эволюция летописных рассказов об Александре изучена совершенно недостаточно.

      Первым исследователем, попытавшимся связать изучение Жития Александра Невского с историей летописания, был B. Мансикка, опиравшийся в значительной степени на труды А. А. Шахматова. Он отметил, что тексты Жития были соединены с известиями HI ст. и. (Синодальный список), в Псковских летописях (в Псковской 2-й летописи был помещен и самый текст Жития) и в летописном своде первой половины XV в. (НСС), отразившемся в I мл. и., HIV и CI, текст которой лег в основу большинства более поздних летописей. Обратил внимание В. Мансикка и на модификации житийных (но не собственно-летописных) текстов в более поздних летописях.4 Ю. К. Бегунов, писавший спустя полвека после В. Мансикки, продолжил в основном его исследование различных редакций Жития, но эволюцию летописных рассказов осветил небрежно и с рядом ошибок.5 Наиболее ранние ((101)) летописные источники об Александре Невском - ст. и., последняя часть которой, доведенная до 1337-1352 гг., была написана почерком XIV в., и Лавр., доведенная до 1305 г. и переписанная в 1377 г. Еще более ранним источником можно считать «Летописец вскоре патриарха Никифора» в редакции XIII в., но в этом летописце читается только перечень князей после смерти Ярослава Всеволодовича «в татарех»: «По немь съде в Володимъри Святославъ брат его лът[о] 1, и прогна Андреъ и сын Ярославль и княжи лът 5 и приде Неврюнь от Адама лът[о] 6760 и прогна и за море. Того же лът[а] съде Ольксандръ брат его лът 12, въ 4 лът[] княжения его число бысть от Адама 6755».6

      В ст. и.7 Александр впервые упоминается под 6744 (1238) г. как княжич, посаженный его отцом Ярославом Всеволодовичем в Новгороде. Под 6746 (1238) г. рассказывается о завоевании татарами Рязани и Владимира; о гибели владимирского князя Юрия Всеволодовича, обстоятельства которой остались неизвестными новгородскому летописцу: «Бог же весть, како скончася: много бы глаголють о немь инии»; особое внимание в этом рассказе уделяется осаде и завоеванию «погаными» Торжка, входившего в Новгородскую землю. Под 6747 (1239) г. сообщается о женитьбе Александра Ярославича в Новгороде. Под 6748 (1240) г. описывается поход «свеев» на Неву с целью захвата Новгородской земли; «велика сеча» и уход «посрамленных» противников, перечисление убитых новгородцев. Под тем же годом упоминается захват немцами и их союзниками, в числе которых был сын псковского князя Ярослав Владимирович, Изборска и Пскова; уход Александра («роспревся с новгородцы»), нападение немцев, води и чуди, а затем литвы на новгородские земли и отправление Ярославом Всеволодовичем сына Андрея, а после новой просьбы новгородцев- Александра. 6749 (1241) г. - возвращение Александра в Новгород, его поход на Копорье и расправа над вожанами и чудью; 6750 (1242) г. - отвоевание Александром Пскова, сражение «на Чюдьском озере, на Узмени, у Воронья камни», победа Александра; поездка Ярослава к «цесарю татарскому» Батыю в Орду; 6753 (1245) г. - война с Литвой новоторжцев во главе с Ярославом Владимировичем, победа Александра над Литвой. 6754 (1246) г. - поездка Александра «в Татары». 6758 (1250) г. - возвращение Александра из Орды и «радость велика» в Новгороде. 6761 (1253) г. - бегство ((102)) брата Александра Ярослава Ярославича «из Низовския земли» и приглашение его в Псков; 6763 (1255) г. - столкновение Александра с новгородцами, посадившими князем Ярослава Ярославича; Александр пошел походом на Новгород и утвердил свою власть над ним. 6764 (1256) г. нападение шведов с союзниками на Новгород в отсутствие Александра, его возвращение, поход «на Емь» и посажение в Новгороде сына Василия. 6765 (1257) г. - новое столкновение между Александром и Новгородом: новгородцы отказались от требования татар выплачивать «тамгы и десятины», их поддержал и Василий Александрович; Александр, придя с татарскими послами, изгнал сына и казнил непокорных новгородцев: «овому носы урезаша, а иному очи вынимаша, кто Василья на зло навел»; 6766 (1258) г. - «взяша татарове всю землю Литовскую»; 6767 (1259) г. - волнения в Новгороде из-за «числа» (переписи населения), «вятшие» за «число», «чернь» - против; Александр дает татарам «сторожи»; установление «числа»; посажение в Новгороде сына Александра Дмитрия. 6770 (1262) г. - «поиде князь Олександр в Татары, и удержа Берка, не пустя в Русь; и зимова в Татарех, и разболеся»; 6771 (1263) г. - возвращение Александра из Орды, «вельми не здравя», и его смерть.

      Летописные известия о Александре и об установлении ордынского ига, читающиеся в Лавр.,8 также не очень многочисленны. Годовые статьи 6745-6749 гг. здесь посвящены татарскому завоеванию. О Невской битве вообще не упоминается. Далее следуют: 6750 (1242) г. - краткая запись о Ледовом побоище, где в главной роли выступает не Александр, а его брат Андрей: «Великий князь Ярослав посла сына своего Андреа в Новъгород Великый, в помочь Олександрови на Немци, и победиша я за Плесковом на озере, и полон мног плениша, и возвратился Андрей к отцу своему с честью». 6751 (1243) г. - поездка Ярослава Всеволодовича «к Батыеви», а его сына Константина к «Канови» (т. е. в Монголию). «Батый же почти Ярослава великою честью» и провозгласил старшим среди русских князей. 6752 (1244) г. - поездка родичей Ярослава к Батыю; 6753 (1245) г. - возвращение Константина Ярославича «ис Татар, от Канович, к отцю своему с честью»; новая поездка Ярослава «с своею братию и с сыновца» к Батыю. 6754 (1246) г. - поездка братьев Ярослава Святослава и Ивана к Батыю; краткое известие о гибели князя Михаила Черниговского, не пожелавшего «поклонитися огневи и болваном их»; смерть Ярослава Всеволодовича «во иноплеменницех, ида от ((103)) Кановичь» (из Монгольской империи); плач Александра «по отце своем», вокняжение дяди Александра Святослава Всеволодовича, поездка Александра, вслед за братом Андреем, «к Батыеви»; отправление его Батыем «к Каневичам»; 6756 (1248) г. - гибель брата Александра Михаила Ярославича «от поганыя Литвы». 6757 (1249) г. - возвращение обоих братьев «от Кановичь», «приказавших» Александру «Киев и всю Руськую землю», а Андрею - престол во Владимире. 6758 (1250) г. - поездка Святослава Всеволодовича с сыном «в татары»; переезд митрополита Киевского Кирилла «в Суздальскую землю»; женитьба Андрея Ярославича на дочери Даниила Романовича Галицкого; 6759 (1251) г.- «болезнь тяжка князю Олександру» и его выздоровление. 6760 (1252) г.- «Иде Олександр князь Новгородскый Ярославичь в Татары; и отпустила и с честью великою, давше ему старейшиньство во всей братьи его»; с этим известием, очевидно, как-то связаны следующие сообщения: «В то же лето здума Андрей князь Ярославичь со своими бояры бегати, нежели цесарем служити, и побеже на неведому землю с княгинею и с бояры своими...», нападение татар на Андрея под Переяславлем, когда была убита «княгиня Ярославля» (очевидно, жена брата Александра Ярослава); «...Приде Олександр князь великый ис Татар в град Володимерь; ...и бысть радость в граде Володимери и во всей земли Суждальской»; смерть князя Святослава Всеволодовича (когда он перестал быть великим князем, не сообщено). 6762 (1254) г. - брат Александра «Ярослав князь Тферьскый... с своими бояры поеха в Ладогу, оставя свою отчину». 6763 (1255) г. - «крамола в Новегороде» и изгнание сына Александра Василия; Александр вмешался и посадил Василия в Новгороде. 6764 (1256) г. - посылка Александром даров татарам и война с «Емью». 6765 (1257)-6766 (1258) гг. - поездки Александра, Андрея и их братьев к Улавчею (Улагчи, преемнику Батыя); приезд двоюродного брата Александра Глеба Васильковича «ис Кану земли» и его женитьба в Орде; приезд татарских «численников» в Суздальскую землю, Владимир и Новгород: «Александра же удержаша ноугородци, и чтиша и много, Олександр же дав им ряд, и поеха с честью в свою очину». 6767 (1259) г.-Александр, приехав в Ростов, кланялся епископу Кириллу, чьею молитвою «и тамо в Новгород ехал есмь здоров, и семо приехал есмь твоею молитвою здоров»; Александра «чтиша» княгиня Марья и другие родичи. 6769 (1261) г. - «постави митрополит епископа Митрофана Сараю». 6770 (1262) г. - всеобщее восстание в Ростовской земле, «не терпяще насилья поганых, изволиша вечь», изгнание татар «из Ростова, с Суждаля, из Ярославля»; «бе бо тогда титям ((104)) приехал от цесаря татарского, именем Кутлубий», казнь его сподвижника изменника Зосимы; 6771 (1263) г. - «того же лета преставися великый князь Олександр, сын Ярославль».

      Этим, собственно, и заканчиваются летописные известия об Александре и русско-ордынских отношениях в Лавр. Далее в этой летописи помещен памятник совсем иного характера, вновь возвращающий читателя к началу княжения (и даже к рождению) Александра, - его Житие. В Лавр. текст его обрывается на середине, но до нас дошли другие многочисленные его тексты, в частности в Псковской 2-й летописи, во множестве отдельных списков 'ив летописях (о которых будет идти речь далее), где известия раннего летописания соединены с фрагментами Жития.

      Житие Александра, хотя оно и посвящено светскому лицу, - не летописная повесть, а житийный памятник.10 Сетки годов здесь нет (единственная дата - 6748 г. - вставлена в Житие в Лавр., в остальных списках она отсутствует), хронология относительная («в второе лето», «в то же время» и т. д.) или по церковным праздникам. Важное место в повествовании занимают уподобления святого князя библейским персонажам, видения и чудеса. Противником Александра выступает «король части Римьския от полунощноя страны», объявляющий князю: «Аще можеши противитися мне, то се есмь уже зде, пленяя землю твою». О предстоящем нашествии «ратных» Александр узнает от «старейшины в земле Ижерстей», Пелгуя (Пелгусия), которого известили об этом святые Борис и Глеб, приплывшие по морю помочь «сроднику своему князю Александру». Далее следует описание битвы, во время которой Александр «самому королю възложи печать на лице острымь своимь копиемь», и перечисление шести «мужь храбрых», участвовавших в битве (в Псковской 2-й этого перечисления нет), - иных, чем те, которые упоминаются в ст. и. (двое из них - предки виднейших московских боярских фамилий).11 После битвы на другом берегу Ижоры, где не было «проходно полку Александрову», нашли «много множество избьеных от ((105)) ангела Господня». Дальнейшая часть Жития (не сохранившаяся в Лавр.) не отличается по характеру от его начала. Ссылаясь на «самовидца», автор Жития утверждает, что в Ледовом побоище также участвовал «полк Божий на воздусе, пришедши на помощь Александрови». После рассказа об освобождении Пскова читается обращение: «О невегласи псковичи! Аще сего забудете... уподобитеся Жидом, их же препита Господь... и сих всех забыта...». Далее упоминается «царь силен в Восточной стране» (Батый), призывающий Александра к себе; на пути Александра «начаша жены моавитьскыя полошати дети своя, ркуще: Александр едет». Тема вокняжения Святослава и пожалования Александру Киева, а Андрею Владимира в Житии не затрагивается, говорится только, что «по сем же разгневася царь Батый на брата его меншаго Андрея, и посла воеводу своего Неврюня воевати землю Суздальскую», после «пленения Неврюнева» Александр восстановил разрушенные земли. Рассказав о решительном отказе Александра от предложения послов папы принять его «учение», автор Жития повествует, что «бе же тогда нуждъ велика от иноплеменник и гоняхуть христиан, веляще с собою воинствовати, князь же великый Александр поиде к цареви, дабы отмолити люди от беды тоя. А сына своего Дмитрия посла на Западныя страны... к городу Юрьеву». Завершается Житие рассказом о смерти Александра: уже мертвый князь «распростер руку свою и взят грамоту от руки митрополита».

      Когда было написано Житие и когда оно проникло в летописание? Автор его претендовал на то, что он слышал об Александре «от отець своих», был «самовидцем... възраста его», и ссылался на сообщения «самовидцев». М. Д. Приселков высказал предположение, что Житие было включено в летопись сразу после смерти Александра в 1263 г. как «особое приложение».12 Однако текстологических данных для выделения в составе Лавр особого свода 1263 г. нет; А. Н. Насонов предполагал, что свод, соединявший владимирское и ростовское летописание XIII в., был составлен в 1281 г. во владимирском Рождественском монастыре, где был погребен Александр Невский,13 но и эта дата остается предположительной. Текст Лавр, доведен до 1305 г., и в основе его лежит свод, связанный с великим князем владимирско-тверским Михаилом Ярославичем. Читалось ли Житие Александра в составе этого свода, или оно было добавлено в Лавр, при ее переписке в 1377 г.? Ю. К. Бегунов предлагал датировать Житие 1281 г., ((106)) но думал, что в летописный свод 1305 г. оно вставлено еще не было,14 у нас нет данных, что оно читалось в Троицкой летописи начала XV в., опиравшейся на тот же свод 1305 г.; в Тр., как мы можем полагать, читались те же известия об Александре, что и в основном тексте Лавр, (до Жития). Правда, рукопись Тр. до нас не дошла, и реконструкция ее может быть основана главным образом на выписках Карамзина и Симеоновской летописи конца XV в. Однако Карамзин, упоминая «Описание Александровых подвигов», не ссылается ни на Лавр., ни на Тр.15 В Сим. же тексты, связанные с Александром, вставлены из Московского свода 1480 г. и отражают контаминацию летописных известий с Житием, восходящую к летописному своду первой половины XV в.16 Очевидно, даже если в Тр. (своде 1408 г.) под 1263 г. читалось Житие, то составитель Сим. мог его опустить как дублирующее предшествовавший текст из того же источника.

      Во Владимирском летописце XVI в.,17 опиравшемся на Тр. и летопись XV в., близкую к HIV, известия об Александре в основном совпадают с летописными известиями Лавр.-Тр., но упоминание о чуде при погребении Александра в 6770 г. восходит (прямо или косвенно) к Житию.

      Никаких черт близости и текстуальных совпадений между летописными известиями ст. и., Лавр, и Житием не обнаруживается. Единственный автор, пытавшийся найти такие совпадения, - Дж. Линд. Он возражал в этом случае против утверждения Ю. К. Бегунова, что «сличение Синодального списка ( ст. и. -Я. Л.) с тремя списками Новгородской 1-й летописи младшего извода... показывает, что ни летописные известия Синодального списка не послужили источником для жития князя Александра, ни известия Жития не были источниками известий Синодального списка».18 Линд справедливо заметил, что сличение I ст. и. с мл. и., включающей тексты из Жития, не помогает решить вопрос о соотношении ст. и. и Жития. Сличение I ст. и. и мл. и. обнаруживает не только фактические, но и текстуальные совпадения между ((107)) ними; не менее чем половина текста мл. и. дословно совпадает с ст. и. Но, вопреки Линду, это обстоятельство не доказывает близости текста Жития к ст. и.; совпадения, о которых упоминал Линд, обнаруживаются среди летописных известий I мл. и., заимствованных из ст. и.; среди фрагментов Жития, включенных в мл. и., никаких совпадений с Синодальным списком Дж. Линд привести не смог. Он указал лишь на то, что в известии о Невской битве в обоих изводов упоминается воевода с невозможным для шведа именем Спиридон, а в Житии фигурирует новгородский архиепископ Спиридон: «невероятно, чтобы такая ошибка могла быть совершена независимо дважды».19 Но двойной ошибки здесь не было: в Житии нет никакого воеводы Спиридона, а есть исторически реальный архиепископ Спиридон, который многократно упоминается и в ст. и. (6737, 6738, 6740, 6751). Даже если считать, что составитель ст. и. дал шведскому воеводе имя Спиридон под влиянием имени новгородского архиепископа (что довольно сомнительно), то Житие здесь было ни при чем - имя это и без того было на слуху у новгородца. Житие, очевидно, основывалось на устных известиях об Александре Невском; никаких данных о летописных источниках этого памятника у нас нет.20

      Летописный рассказ, независимый от Жития, мы обнаруживаем, кроме упомянутых летописей, еще в своеобразном ростовском летописном своде, доведенном до 1419 г. - Московской Академической летописи.21 Невской битвы здесь, как и в летописных известиях Лавр., нет, о сражении 6750 г. «на Чюдском озере, у ворония камени» сообщается иначе, чем в Лавр., но так же кратко; под 6754 г. читается известие о «пожаловании» Святославу великокняжеского престола еще до смерти его брата Ярослава; смерть Ярослава упоминается лишь под 6756 г. и именуется «нужною» (т. е. насильственной); под 6758 г. читается известие о переезде митрополита Кирилла «в Суздальскую землю»; под 6760 г. сообщается, что «приде Неврюй, и прогна князя Андрея за море» (об ((108)) Александре ничего не говорится); под 6765 г. сообщается о походе «князей» в Орду, о женитьбе Глеба «в татарех» и о «числе» в Русской земле. О взаимоотношениях Александра с Новгородом в связи с «числом» в МАк не упоминается, но под 6767 г. содержится чрезвычайно интересное известие: «Князь Александр бежа из Новагорода, приеха на Ростов на средохрестье...» (в Лавр. - «приеха из Новгорода»). Дальнейшие известия так же кратки: в 6770 г. «изгнаша поганых от всех градов, не терпя насильа их»; в 6771 г. «преставися князь Александр Ярославичь, ноября 14». Ранняя летописная традиция, сохранившаяся в МАк, почти не получила отражения в последующем летописании. Однако известие 6767 г. о том, что Александр «бежа из Новагорода», было воспроизведено в «Летописце русском» конца XV в., отражающем традиции независимого северного летописания.22

      Компилятивный рассказ об Александре Невском, объединивший известия ст. и., Лавр, и Жития, как отметили уже А. А. Шахматов и В. Мансикка, появился в летописном своде первой половины XV в., отразившемся в HI мл. и., НК и близкой к ней HIV, HV и CI летописях.23 Свод этот, составленный, как можно полагать, между 1425 (последнее совпадающее известие CI и НК) и 1446 г. (окончание мл. и., использовавшей этот свод), получил в научной литературе наименование Новгородско-Софийского. Здесь появился компилятивный (основанный на владимирском и южнорусском летописании) рассказ о нашествии Батыя, из разных источников были заимствованы повести об убиении в орде князей Михаила Всеволодовича Черниговского (совпадающая с Ип.) и Михаила Ярославича Тверского. Таким же соединением различных источников было и повествование об Александре Невском в НСС. Наиболее полно эта компиляция отразилась в CI, несколько короче - в I мл. и., в сокращении - в НК, IV и HV.

      Житие Александра, в отличие от Лавр, и Псковской 2-й летописи, не было помещено в НСС отдельно, как особая статья, а распределено в комбинации с известиями ст. и. и Лавр.- Тр. по разным годам. Начало Жития, включая повествование о Невской битве, было помещено в I мл. и. и CI под 6748 г. (в НК - IV - HV этот текст сокращен и включает только статью «Невское побоище»). Повествование это включало ((109)) рассказ о «шести храбрых», однако, описывая подвиги Гаврилы Алексеевича, НСС указывал, что он был сброшен с корабля не «в воду», а «в море»; упоминалось и обретение «избиеных от ангела Божия» на другом берегу Ижоры. Рассказ Жития был дополнен фрагментами из ст. и., включая перечисление убитых новгородцев и известие о ссоре Александра с новгородцами, его отъезде и присылке в Новгород сперва Андрея, потом Александра (в CI о ссоре с новгородцами упоминается после известия о нападении немцев; в I мл. и., НК, IV и HV, как и в I ст. и., - до этого известия). Статья 6749 г. о походе на Копорье взята была из I ст. и.; в CI известие о расправе над вожанами и чудью дополнено словами из Жития о том, что «иных пожаловав отпусти, бе бо милостив паче меры» и что на третий год после победы над королем, «в зимнее время», немцы пришли в Псков и посадили наместников; далее в CI следует текст, отсутствующий в предшествующих источниках: «Се же слышав князь великы Александр, велми оскорбе за кровь христианскую... и прииде к Новугороду и поклонися святой Софии с молбою и плачем». В мл. и. этих слов нет; в НК - IV - HV вся статья сокращена до одной фразы. Статья 6750 г. о Ледовом побоище вновь представляет собой соединение соответствующей годовой статьи ст. и. («Поиде князь Олександр с новгородци и низовци...»; описание военных действий, гибель Домаша «на Чудском озере, на Узмене, у Воронья камени», немцы «прошибошася свиньею»; подробности победы; обращение немцев в Новгород с предложением мира и примирение) с текстом Жития (божественная помощь Александру, «о, невегласи псковичи»). В CI текст несколько подробнее, чем в мл. и. (читается фрагмент из Жития о столкновении с Литвой - «и начаша... блюстися имени его» и известие о присылке Ярославом на помощь Александру брата Андрея, близкое к Лавр.). В НК- IV-HV вся статья 6750 г. кратка и близка к HI ст. и., но начинается с анахронистического известия, отсутствующего в CI: «Иде Александр к Батыю царю, а Олег рязанский к канови иде» (в конце статьи, как и в CI, в соответствии с Лавр., сообщается, что к Батыю ездил отец Александра Ярослав). Под 6753 г. в CI и под 6754 г. в I мл. и., НК - IV-HV приводится известие I ст. и. о войне Александра с Литвой. Но в мл. и. известию этому предшествовало известие из Жития о поездке Александра в Орду; в НК- IV-HV оно сокращено до лаконичной фразы, явно примыкающей к анахронистической статье 6750 г.: «Езди Александр второе к Батыю». Под 6753 г. в CI (в IV под 6754 г.) сообщается о войне с Литвой и читается обширный рассказ о убиении Михаила Черниговского.((110))

      В IV и сходных с нею летописях под 6755 г. читается краткое известие о смерти Михаила Черниговского и известие об изгнании Святослава с престола: «И по единоа лете прогна Андрей Хоробритов» (так в НК; IV - «Хоробриторови», «хоробри татарове»; HV - «Хоробритовичь»).24 В CI статья 6754 г. наиболее обширна, и, если считать, что именно она отражает текст НСС, то становится понятным новое осмысление этой поездки в своде, где впервые было дано развернутое изложение темы борьбы с Ордой. Постоянные сношения Ярослава и Александра с ханами требовали теперь оправдания: в CI разъяснялось, что «по первом взятии Батыева великий князь Ярослав Всеволодичь обнови землю Суждальску, церкви оцистив от трупия мертвых... многи пришельцы утешив... Поганым же силу деющии над крестьяны, того ради сам себе не пощаде и иде в Орду, в великую пагубную землю татарьскую. Обажен бо бысть Феодором Яруновичем царю. И многие дни претерпев... преставися... нужною смертию...» - известие об оклеветании Ярослава некиим Федором Яруновичем появилось здесь в летописании впервые. Краткое известие МАк и более подробное в CI подтверждается итальянским автором XIII в., побывавшим в татаро-монгольских землях, - Плано Карпини.25 Далее писалось о поездках Александра: «Тако же и сын его, велики князь Александр, не оста пути отца своего, посылая царю в Орду за люди своя, еже пленени быша от безбожных татар...». После этого в CI, как и в мл. и., следует текст из Жития о поездке Александра к Батыю и о страхе перед ним «моавитьских жен». Под 6758 г. в НСС было помещено известие о возвращении Александра из Орды, заимствованное из ст. и. Но далее сводчику предстояло рассказать, при каких обстоятельствах Александр стал великим князем владимирским. В Лавр., как мы знаем, здесь рассказывалось под 6754 г. о вокняжении дяди Александра Святослава, а под 6760 г. - как Александр поехал в Орду и получил там «старейшиньство во всей братьи его», как брат его Андрей не захотел «цесарем служити» и подвергся нападению татар, а Александр поехал во Владимир. В Житии о Святославе и соперничестве Александра и Андрея не упоминалось, а говорилось только, что Батый «разгневася на Андрея» и послал Неврюя. Но в глазах составителя НСС сотрудничество с «цесарем» было не обязанностью князей, а, скорее, пороком, и ((111)) статью о нашествии Неврюя он начинал уже без всякого упоминания об Александре. НСС повествовал, что в 6759 г. «приде Неврюй и Котья и Олабуга храбрый на землю Суждальскую... на великаго князя Андрея Ярославича» (только здесь впервые упоминалось, что Андрей был великим князем владимирским). Далее приводился ряд подробностей прихода татар и их победы: «Гневом бо Божиим за умножение грехов наших погаными побежени быша»; Андрей бежал в Новгород, оттуда в Псков, в Колывань и в Свейскую землю и там «на рати убиен бысть от немець. Безбожнии же татарове... възратишеся в землю свою». После этого рассказа, восходящего к неизвестному источнику и противоречащего более раннему летописанию (где не упоминалась смерть Андрея «от немець»), в НСС следует текст из Жития о том, как «по пленении же Неврюеве» Александр «церкви совъздвигнув и град людий исполни» и об отказе Александра папским послам.

      В CI старшей редакции статья 6759 г. имеет еще завершение: «Того же лета преставление великого князя Александра, напреди чти преставление великого князя Александра» и далее следует текст из Жития «О, горе тебе...» и о чуде после смерти князя (в CI младшей редакции такого завершения здесь нет). В мл. и. рассказ об Андрее значительно короче, чем в CI, - говорится лишь о приходе Неврюя, бегстве Андрея «в Свискую землю, и убиша и». Но текст из Жития, включая рассказ о смерти Александра (без заголовка «Того же лета...»), читается и здесь. В НК.- IV-HV статья эта (она помещена под 6760 г.) совсем сокращена - осталось лишь упоминание о Неврюе и смерти Андрея - «и убиша его чюдь». Отсутствие известия о смерти Александра в НК- IV-HV и в младшей редакции CI устраняло явную хронологическую путаницу CI старшей редакции и мл. и.: о смерти Александра в них сообщалось еще раз под 6770 (CI ст. ред.) и 6771 ( мл. и.) гг. Но наличие этой дублировки и в CI, и в мл. и. дает основание предполагать, что она присутствовала и в НСС, а в CI мл. ред. и НК- IV-HV была устранена как противоречащая дальнейшему тексту. Под 6761 г. CI (в НК-HIV-HV этого сообщения нет), как и в I, сообщается об отъезде брата Александра Ярослава Ярославича «из Низовские земли» и о приглашении его в Псков (в Лавр, под 6762 г. Ярослав именовался «Тверским» и говорилось об отъезде его в Ладогу). Под 6763 г. в CI, I мл. и., HIV-HV читается известие о споре Александра с новгородцами из-за того, кто будет там князем (Ярослав или Василий Александрович), о походе Александра на Новгород и спорах между новгородцами, о «совете злом» «вятших» против «меньших» (CI ст. ред., мл. и. и ((112)) HIV-HV в этом случае следуют тексту I ст. и.; но в CI мл. ред. - «совет благ»), о готовности «менших» стать «за правду Новгородскую» и об утверждении власти Александра над Новгородом. Под 6764 г. НСС сообщается о походе Александра на Емь и о посажении в Новгороде Василия; под 6765 г. о расправе Александра над новгородцами, восстававшими против «числа»; под 6767 г. о помощи Александра татарам в проведении «числа». Но под 6770 г. НСС обращается к другому источнику - к Лавр, (или Тр.), заимствуя из него рассказ о восстании против татар в Ростовской земле. В CI рассказ этот передан наиболее подробно - отмечается еще один, кроме названных в Лавр., город, где было восстание, - Переяславль; более подробно описана казнь изменника Зосимы; завершается рассказ словами: «И полком посланным бывшим попленити християны...»; далее следует текст из Жития о том, что татары «гоняху люди, веляхуть с собой воинствовати» и что Александр хотел пойти в Орду, «дабы отмолил людей от бед», и послал своего брата и сына на «западные страны»; далее следует известие ст. и. о походе в Орду, пребывании там, болезни и смерти (в CI мл. ред. здесь помещена концовка: «О, горе тебе...»). В I мл. и. рассказа о восстании нет, но в НК- IV-HV он читается, хотя и в сокращенном виде, и это дает основание предполагать, что в CI он восходит к НСС. Смерть Александра отнесена в HI мл. и. к 6771 г.; в НК-HIV- HV-к 6772 г.

      Контаминированный рассказ об Александре, содержавшийся в НСС, оказал влияние (через IV) на ряд летописей - Рогожский летописец, Летопись Авраамки и другие летописи, которые А. А. Шахматов возводил к «краткой версии свода 1448 г.» (протографа CI- IV-НСС) и которые, по-видимому, отражали сокращенный текст IV.26 В Рог. сохранилась фраза, заимствованная в НСС из Жития: «Зде обретоша много множество избиеных от ангела Господня».

      Следующим этапом в летописной традиции об Александре Невском стал общерусский свод 1471 г., легший в основу Ника-норовской и Вологодско-Пермской летописей.27 Отличительной особенностью этого свода было сокращение и переделка тех статей, которые были заимствованы в НСС из новгородского летописания и потому неприемлемы для великокняжеского летописца. Своеобразной была и композиция этого свода: хронологический порядок изложения был нарушен здесь тем, что ряд ((113)) статей помещался в начале летописи (так они расположены в древнейшем Лондонском списке ВП-в НКр. эти начальные статьи отсутствуют). В числе этих статей была и статья «Преставление... великаго князя Александра Ярославича».28

      Статья 6748 г. (Нкр.; в ВП - 6749 г.) «О велицем князе Александре» была, как и в НСС, основана на житийном рассказе о Невском побоище, но упоминание об убитых новгородцах было опущено; переделаны были и заключительные известия новгородского происхождения: вместо описания ссоры («роспревся») великого князя с новгородцами и присылки Андрея и Александра была дана такая концовка: «...князь Александр Ярославич взложи на них нелюбье и отъиде в свой град Переяславль. И в то время наиде на Новъгород Литва, Немци и Чюдь и поимаша... кони; не на чем бяше орати. Новгородци же послаша с челобитьем к великому князю Ярославу Всеволодовичю... И вдаст им опять князя Александра Ярославича». В статье 6749 г. было опущено упоминание, что Александр был «милостив паче меры» и о том, что Александр, скорбя «за кровь христианскую», «прииде к Новгороду и поклонися святой Софии...». В статье 6750 г. о Ледовом побоище сохранен контаминированный текст НСС, но нет предостережения псковичам («о, невегласы псковичи») и обращение немцев с предложением о мире (восходящее в НСС к ст. и.) заменено «поклоном ко псковичем» и примирением с ними. Статья 6754 г. воспроизводит текст CI с описанием обновления Ярославом Суздальской земли, его «нужной» смерти и поездок Александра в Орду. Статья 6759 г. о нашествии Неврюя воспроизводит соответствующую статью CI, сокращен лишь текст ответа Александра папским послам. В статьях 6763 г. в соответствии с общими тенденциями свода 1471 г. переделаны все формулы НСС, относящиеся к взаимоотношениям Новгорода с князьями: вместо «выведоша новгородци из Пскова Ярослава Ярославича и посадиша в Новегороде на столе» - «выеде князь Ярослав Ярославич... и биша ему челом новгородци»; в описании споров в Новгороде совет «вятших» против «менших» охарактеризован, вслед за CI мл. ред., как «совет благ»; опущено упоминание о стремлении «менших» «стать ((114)) за правду новгородскую»; подробный рассказ о колебаниях новгородцев сокращен и завершен краткой формулой: «И добиша челом новгородци князю». Статьи 6765 г. воспроизводят соответствующую статью CI, но статья 6767 г. о помощи Александра татарам при проведении «числа» перенесена на 6766 г. и упоминание о позиции «болших» оборвано («а хто не хощет...»). Сокращена в Нкр.-ВП и статья 6769 (6770) г. о восстании в городах против татар, упоминается только убийство «Изосимы преступника» и намерение Александра идти в Орду, чтобы умолить «людей от беды», и поход «на Западные страны», пребывание Александра в Орде, недуг и смерть. Статья 6771 г. о «преставлении великого князя Александра» помещена, как мы уже знаем, в древнейшем списке ВП вне основного летописного рассказа (в Нкр. отсутствует) и лишь в более поздних списках введена в текст.

      Свод 1471 г., отразившийся в Нкр. - ВП, можно считать памятником великокняжеского летописания. Следующим этапом в истории этого летописания был общий протограф Московского свода 1480 г. и Ермолинской летописи.29 Памятник этот был, скорее всего, светским (великокняжеским) сводом и уже использовал свод 1471 г. в качестве одного из своих источников. Условно назовем его Московско-Софийским сводом. Наряду со сводом 1471 г. при составлении MCC вновь привлекались НСС и Лавр.-Тр.; использовались и другие источники. Это видно и из известий MCC об Александре Невском. Известия об Александре Невском даны в MCC в общем полнее, чем во всех предшествующих сводах; здесь опущено лишь начало рассказа 6749 г., взятое из Жития, и повествование начинается непосредственно с заголовка «О Невском побоище». Но под 6755 г., после известия о поездке Александра к Батыю, в Моск. и Ерм. читается особый рассказ об убиении Батыя в Уграх. Рассказ этот, неизвестный предшествующему летописанию, был, по предположению ряда авторов, составлен сербским агиографом Пахомием Логофетом, трудившимся на Руси в середине и конце XV в. (до 1484 г.).30.. Помещение этого рассказа, в котором Батый выступил уже не в роли «цесаря», а в качестве «злочестивого» и «злоименитого мучителя», отражало новый этап в восприятии событий прошлого. ((115))

      MCC составлялся, видимо, незадолго до «стояния на Угре», знаменовавшего падение татарского ига, во время покорения Новгорода в 1478 г. Из свода 1471 г. в MCC, как можно полагать, было включено известие о том, что в 6749 г. (после Невской битвы) литва, немцы и чудь захватили новгородских коней и не на чем было пахать (есть и в Моск. и в Ерм.); после рассказа о походе Неврюя в 6760 г. в Моск.-Ерм., как и в Нкр.-ВП (там 6759 г.), опущен ответ Александра папским послам. Но тщательное исключение упоминаний о прежних новгородских вольностях для НСС, составленного, по-видимому, после 1478 г., в отличие от свода 1471 г., уже не было нужно; под 6748 г. читалось известие о том, как Александр «роспревся с новгородци»; под 6751 г. было восстановлено предостережение псковичам (так в Моск.; в Ерм. текст сокращен) и упоминание о том, что немцы обратились с поклоном в Новгород (а не в Псков, как в Нкр.-ВП); под 6763 г. восстановлено: «выведоша... Ярослава Ярославича и посадиша в Новгороде», но совет «вящших» был, как и в Нкр.-ВП, охарактеризован как «совет благ» (так в Моск.; в Ерм. статья сокращена). Текст известий об Александре, как и другие тексты MCC, был пополнен по Лавр.-Тр. В конце статьи 6753 г. было добавлено из Лавр. известие о поездке Ярослава с сыновьями «в Орду к Батыеви». Под 6757 г. было восстановлено известие Лавр. о том, что Александр получил «от Канович» Киев и всю Русскую землю, а Андрей - Владимир. В начале статьи 6760 г. сообщалось о походе Александра в Орду к царю Сартаку, но известие Лавр. о том, что Александр получил «старейшиньство во всей братьи его», как и следовавшее за этим сообщение о нежелании Андрея служить «цесарем», опущено. В соответствии с Лавр. отсутствует в MCC и легендарное известие НСС и Нкр. - ВП об убийстве Андрея «от немець». Рассказав о возвращении Александра из Орды после нашествия Неврюя, летописец добавляет: «И тако от злобления поганых утешилися людие». Под 6767 г. известие о споре из-за «числа» в Новгороде стало более осмысленным, чем в своде 1472 г.: «болшие веляху меншим ятися по число, а они не хотяху». Под 6770 г. содержится подробный рассказ из НСС о восстании против татар (в Ерм. он сокращен), но известия НСС о посылке татарских полков «попленити християны» и принуждении их «с собой воинствовати» здесь нет.

      Известия об Александре Невском, содержавшиеся в MCC, были воспроизведены рядом более поздних летописей. В Симеоновской летописи 31| текст 6749 («О Невском побоище») - ((116)) 6755 гг. заимствован из Моск. (конец 6754 и начало 6755 г. в рукописи Сим. пропущено), текст 6757-6771 гг. совпадает с Лавр. и, очевидно, восходит к Тр. (своду 1408 г.). К Тр., возможно, восходит и некрологическая статья об Александре 6771 г. («много мужьство показав на ратех и за христианы с погаными татары перемогался»). В Тип.,32 отражавшей ростовский владычный свод 80-х гг. XV в., читаются в сокращенном виде статьи Моск. за 6749 (в Моск. 6746), 6750, 6760, 6770, 6771 гг.; рассказ об убиении Батыя в 6755 г. был воспроизведен полностью. Воскресенская летопись XVI в.33 в основном следовала Моск.; лишь в статье 6749 г., в отличие от Моск., дано начало житийного рассказа об Александре. Полностью воспроизведен текст Ерм. об Александре во Львовской летописи:34 единственным отступлением от Ерм. оказывается здесь вставка в конце статьи 6767 г. известия (из Лавр. или МАк) о приезде Александра в Ростов из Новгорода и о встрече его епископом Кириллом и родичами. Вполне идентичен тексту Ерм. соответствующий текст «Летописца от 72-х язык» (Прилуцкой и Уваровской летописи).35

      В Сокращенных сводах конца XV в.36 содержится лишь несколько кратчайших известий о междукняжеских отношениях при Александре: 6750 - «...Александр Ярославич немцев поби»; под 6756 г. изгнание Святослава Всеволодовича приписывается не Андрею, а Михаилу Ярославичу; 6760 - «приде Неврюй... и прогна князя Андрея Суждалского за море...», 6770 - «вече бысть на бесермены по всем градам рускыим...», 6771-«преставися... Александр Ярославич в чернецех». В Русском хронографе37 были опущены известия о победе Александра над немцами и об изгнании Неврюем Андрея; остальные известия сходны с Сокр. св., а известие 6770 г. о «совете на бесермены» подробнее: «И по убиении злочестиваго Батыя повелеша князи рустии, елици не восхотять креститися, тех избивати. И мнози от них крестися». В Устюжской летописи XVI в.,38 восходящей к той же традиции, что и Сокр. св., сохранилось известие (под 6757 г.) об изгнании Святослава Всеволодовича Михаилом Ярославичем, известие 6760 г. о походе Неврюя и добавлено несколько странное сообщение под 6767 г.: «Князь Александр Васильевич (!) из Новгорода на ((117)) великое княжение», представляющее собой явно искаженный текст известия МАк и «Летописца русского» о бегстве Александра Невского из Новгорода во Владимир. Но статья 6770 г. о «вече на бесермены» была в Уст. значительно расширена. Здесь сообщалось, что «приде на Устюг грамота Александра Ярославича, что татар бити», и дальше приводилась история татарского ясащика Буги, спасенного русской девушкой Марией от расправы, крестившегося и удостоившегося во сне видения «Иванна Предтечи», повелевшего ему поставить храм. Фольклорный характер этого сказания очевиден.39

      Своеобразная компиляция из житийных текстов об Александре и известий CI и Моск.-Ерм. читается в Тверском сборнике XVI в.40

      Наиболее характерны для летописной традиции XVI в. были те дополнения к известиям об Александре, которые обнаруживаются в Никоновской летописи.41 Рассказ об Александре в Ник. представляет собой своеобразную композицию из известий великокняжеского летописания типа Моск., из Сим. и из HV, с небольшими дополнениями, принадлежащими самому составителю Ник. или заимствованными из других источников. Значительная часть этих известий совпадает и с Сим., и с Моск. (6749, 6750, 6751, 6754, 6755, 6756, 6757), но некоторые сходны только с Моск. (поход Неврюя в 6760, 6763, известие 6766 г. о приходе Александра в Новгород и бегство Василия в Псков - в Моск. 6765 г., 6771), некоторые - только с Тр.-Сим. (болезнь Александра в 6759 г., 6764, 6765, 6766- начало, 6767 - частью из статьи 6785 г. Сим., 6770 - основная часть статьи без дополнений). Известие о столкновении татар с уграми в 6749 г. восходит, очевидно, к Тр., но не сохранилось в Сим. и обнаруживается во Владимирском летописце; из сходного источника заимствовано, вероятно, известие о походе Батыя на западные угры в 6755 г., отсутствующее в других летописях. Из HV, очевидно, заимствовано об изгнании Святослава Всеволодовича, но этот поступок, как и прозвище «Хоробрит» в Ник. приписывается не Андрею, а его ((118)) младшему брату - Михаилу, убитому в 6756 г. в Литве, и известие 6766 г. о новгородских делах.

      Но наибольший интерес представляют, конечно, известия Ник., имеющие отчетливо идеологический смысл. Деликатная тема роли Александра в походе татар на Андрея в 6760 г. обрела в Ник. благообразие благодаря включенному в рассказ обращению Андрея к брату: «Господи! что се есть, доколе нам меж собою бранитися и наводити друг на друга татар, лутчи ми есть бежати в чюжую землю, неже дружитися и служити татарам». Рассказ 6766 г. о расправе Александра над новгородцами, восставшими против татарских «численников», дополнен неожиданным заключением: «и тако численников татарских укроти и усмири». Иной смысл получила и история восстания против татар в 6770 г.: «Того же лета съвът бысть на татарове по всем градом Руским, ихже посажи властелей царь Батый по всем градам Русским, и по убиении Батыеве сын его Сартак и по сем инии. Князи же Русстии, согласившиеся межи собою, и изгнаша татар из градов своих... И тако князи Русстии изгнаша татар, а иных избиша, а инии от них крестишася во имя Отца и Сына и Святаго Духа». В отличие от провинциального составителя Уст., дополнившего летописный рассказ о «вече на бесермены» местной легендой о грамоте Александра Невского, редактор официального свода 30-х гг. XVI в. не стал ссылаться на эту грамоту; обошелся он и без упоминания о вече, а инициативу в борьбе с татарами приписал коллективной воле «князей Русстиих».

      И наконец, последнюю летописную версию повествования об Александре Невском предложила Степенная книга 60-х гг. XVI в.,42 с наибольшей смелостью переделывавшая историю Руси на всем ее протяжении. Восьмая степень книги именовалась Житием и по форме больше всего приближалась к Житию, но обильно дополняла его переделанными летописными известиями из Ник. Непокорство Андрея Ярославича, повлекшее «пленение Неврюево», было объяснено здесь тем, что Андрей, «аще и преудобрен бе благородием и храбростью, но обаче правлением державы яко поделие вменяя и на ловитвы животных упражьняяся и советником младоумным внимая, от них же бысть многое зело нестроение...». История новгородских выступлений против татар и восстания в Суздальской земле была объединена в единую статью «О утолении мятежа...»: «Потом же дважды бысть в Великом Новеграде, в нем же бысть мног мятежь и велика вражда не токмо от безбожьных татарских посланников, но и от междоусобных злейших ((119)) крамольников». Рассказ о наказании этих крамольников был смягчен: Александр велел их «по градскому закону судити и по делом их воздати им». Но восстание в городах зато было прочно связано с князьями и лично с Александром: «И того ради тогда великий князь Александр и прочии князи Русьтии и изгнаша бесерменем татар, а иных избиша, а инии от них крестишася...». Характеристика Андрея Ярославича как князя, склонного к «ловитвам животных», и некоторые другие дополнения Степ. кн. к рассказу об Александре Невском были воспроизведены и в особой редакции Ник. - Лицевом своде второй половины XVI в.43

      В хронографах XVII в. содержатся лишь немногочисленные известия об Александре Невском. В Пискаревском летописце рассказ об Александре основывается на летописно-житийной традиции НСС;44 в Мазуринском летописце Исидора Сназина - краткие извлечения из того же рассказа.45

      В «Истории» Татищева рассказ об Александре изложен в основном по Ник. В рассказе о Невской битве Татищев, повествуя о видении Пелгусия (у Татищева «Пергусий»), опустил упоминание о святых Борисе и Глебе и превратил «насад», в котором приплыли святые, в «насады ратных» (V, 31). Здесь историк XVIII в. обнаружил свойственные ему рационалистические воззрения и предвосхитил тенденции ряда авторов нового времени, прибегавших к той же купюре. В рассказе о дальнейших событиях обнаруживаются не только специфические дополнения Ник. (бегство Андрея в чужую землю, чтобы избежать ссоры с братом, укрощение татарских численников в Новгороде, избиение татар в 6770 г. по соглашению между русскими князьями), но и новые татищевские дополнения: «пря» о великом княжении в 6756 г. между Александром и Михаилом Хоробритом; готовность Александра занять после смерти отца киевский престол и отказ от этого по просьбе новгородцев; жалоба Александра хану в 6760 г. на брата Андрея, который «сольстив хана, взя великое княжение под ним, яко старейшим, и грады отеческие ему поимал, и выходы и тамги хану платит не сполна»; обращение Александра к хану с просьбой о прощении бежавшего Андрея и приход его в Орду с братом «по слову ханскому». Едва ли здесь можно предполагать добавления по неизвестному источнику; скорее, это стремление историка заполнить лакуны в историческом повествовании собственными догадками о возможных связях между событиями (V, 31, 39, 40, 43, 44). ((120))
* * *


      В исторической литературе в центре внимания оказалась Невская битва и Ледовое побоище; рассказы о них постоянно излагаются в научных и научно-популярных сочинениях, а также в различных учебниках.

      Русско-ордынским отношениям при Александре историография XX в. уделяла гораздо меньше внимания, чем его победам на западных рубежах. А. Е. Пресняков в «Образовании Великорусского государства» и в неизданном втором томе своих «Лекций по русской истории» отмечает сосуществование среди владимирских князей двух политических линий - антитатарской, носителями которой были Андрей Ярославич, женившийся на дочери сильнейшего из западнорусских князей - Даниила Галицкого, и брат Александра и Андрея - Ярослав Тверской, и протатарской, которую последовательно проводил Александр Невский, «вассал ордынский», ставший «проводником установления татарского владычества в северовосточной Руси». «...авторитет великокняжеской власти вышел из эпохи сильно расшатанным, Александр поддерживал его не только личной энергией и личным влиянием, но и страхом татарской кары и прямой опорой в татарской силе». Но специально этой темой он не занимался и не исследовал летописные своды, отражающие эти события. Не вызывало у него, как и у других историков, сомнений читающееся в поздней летописной традиции известие о том, что Святослава Всеволодовича согнал с престола младший брат Ярославичей - Михаил Хоробрит Московский, а не Андрей Ярославич, как отмечают более ранние источники.46

      История русско-ордынских отношений после похода Батыя была подробно изложена А. Н. Насоновым в монографии «Монголы и Русь». Но в центре внимания исследователя были не столько русские междукняжеские отношения, сколько политика завоевателей, в частности противоречия между Золотой Ордой (Сараем) и Монгольской империей. В связи с этой темой А. Н. Насонов обратил особое внимание на сообщение поздних летописей (Уст., Ник. и Степ. кн.), что восстание 6770 (1262) г. в Ростово-Суздальской земле было предпринято по инициативе «князей Русстиих» (Ник.) и даже самого Александра (Уст., Степ. кн.). А. Н. Насонов предполагал, что факт «прикосновенности» Александра «как инициатора восстания» 1262 г. «становится ((121)) вполне правдоподобным» потому, что дань с Руси была запрошена, когда «титям приехал от цесаря татарьского, именем Кутлубий». Понимая слово «титям» как собственное имя посла, а «Кутлубий» как искажение имени монгольского императора Хубилая, А. Н. Насонов считал, что восстание на Руси было направлено не против Орды, а против Монгольской империи, и Александр как сторонник золотоордынского правителя Берке мог в этом восстании участвовать.47 Против этого предположения высказались Г. Вернадский и Дж. Феннел, справедливо заметив, что «Кутлубий», скорее, имя посла («Кутлубей»), чем искаженное имя монгольского императора, что Хубилай едва ли мог непосредственно послать сборщиков дани на Русь, ибо как раз в то время он боролся с соперниками и дорога на Русь была ему недоступна. Дж. Феннел отметил, что ранние источники ничего не сообщают об участии князей в восстании; согласно CI, в ответ на восстание ордынцы послали «полки» «попленити християны». По мнению Дж. Феннела, «князья, и в том числе, конечно, Александр, не вдохновляли, не возглавляли и не поддерживали народное движение».48 Заметим, что если в книге «Монголы и Русь», начатой в 1924 г. и опубликованной в 1940 г., А. Н. Насонов считал возможным опираться на Уст. и Ник., то в своей «Истории русского летописания», ссылаясь на А. А. Шахматова, он высказался весьма скептически о возможности привлечения Уст. и других поздних памятников.49

      Политика Александра Невского по отношению к Орде заняла важное место в построениях так называемых евразийцев - русских ученых-эмигрантов, пересматривавших традиционный взгляд на монгольское иго как на национальную трагедию, определившую отсталость России от Европы, и видевших в нем силу, объединявшую «в одно целое религию, культуру, быт и государственный строй, и на которой держалась вся русская жизнь, который позволил Московской Руси стать одной из обширнейших держав».50 «Евразийская» концепция русской ((122)) истории особенно ярко была выражена в статье Г. В. Вернадского «Два подвига Александра Невского». Если победа на Неве и Чудском озере была «подвигом брани», то его поведение по отношению к монгольским ханам «являло собой подвиг смирения». Сравнивая Даниила Галицкого, пытавшегося противостоять Орде, с Александром Невским, Г. В. Вернадский приходил к выводу, что наследием первого было «латинское рабство Руси юго-западной», а наследием второго - «великое государство Российское».51

      Статья «Два подвига св. Александра Невского» имела публицистический характер, и основным ее источником было Житие Александра. Но идеи этой статьи отразились и в монографии Г. В. Вернадского «Монголы и Русь». Здесь мы также находим противопоставление Даниила Галицкого Александру Невскому, политика которого состояла в том, что «Александр предпочитал оставаться лояльным по отношению к монголам, нежели разделять страну». Лишь изредка Г. В. Вернадский прибегает к ссылкам на летописи (например, в споре с А. Н. Насоновым о роли Александра в восстании 1262 г.), чаще, излагая факты, он ссылался на труды предшествующих историков. Так, следуя историографической традиции, он утверждал, что в 1240 г. предводителем шведов был могущественный ярл Биргер.52

      Проблема «двух путей русской политики» - подчинение Орде или вхождение в состав Литовского государства - рассматривалась и в русской историографии. С. В. Юшков еще в 1946 г. писал, что переход русских земель к Литве означал избавление от ужасов монголо-татарского ига; что такой переход был бы «интересен и для правящей верхушки той или иной русской земли, и для всей массы населения».53 О том, что во время восстаний против ханской власти «боярство и князья помогали татарам, не без оснований надеясь сохранить таким путем свое привилегированное положение», писал Б. Д. Греков; развили эту мысль И. У. Будовниц и В. В. Каргалов.54((123))

      Основным недостатком всех перечисленных работ было невнимание авторов к летописным сводам, их взаимоотношениям и датировке. Единственным исключением в этом отношении были работы Дж. Феннела. Написанию его монографии «Кризис средневековой Руси. 1200-1304» предшествовало исследование летописных рассказов о русско-ордынских отношениях, в частности статьи о летописных источниках, отражающих борьбу между Александром Ярославичем и его братом Андреем. Дж. Феннел справедливо отметил, что поздние летописи второй половины XV и XVI в. «представляют интерес в основном с точки зрения истории летописания». Конечно, попытки определения не дошедших до нас источников Лавр. и CI (летописцы Александра, Андрея и Ярослава Ярославичей), предложенные Дж. Феннелом и другими авторами, неизбежно носят предположительный характер.55 Однако стремление расширить имеющуюся у нас информацию с помощью «правдоподобных» известий заведомо поздних и тенденциозных памятников еще менее плодотворно. В распоряжении составителя Ник., возможно, были какие-то записи, ведшиеся при учреждении в 1261 г. православной Сарайской епархии,56 но известия Ник. о русско-ордынских отношениях при Александре Невском явно были основаны на предшествующих летописных источниках и носили тенденциозный характер (известия за 6760, 6766, 6770 гг.).

      Если Дж. Феннел основывал свои исследования на изучении источников, то на совершенно иных принципах были основаны работы Л. Н. Гумилева, исходившего из своей теории «этногенеза». Во многом эта теория была сходна с построениями «евразийцев», но гораздо решительнее расходилась с источниками, нежели работы предшественников Л. Н. Гумилева. Так, походы Батыя он считал «набегом» или «кавалерийским рейдом», незначительно уменьшившим «русский военный потенциал»; «ни о каком монгольском завоевании Руси не могло быть и речи. Уже два-три десятка лет спустя произошло первое освобождение России от монголов - величайшая заслуга Александра Невского». Отрицательное отношение к Орде на Руси «появилось не в XIII в., а столетие спустя, когда узурпатор Мамай стал налаживать связи с католиками против православной Москвы».57((124))

      Все это построение находится в полном противоречии с источниками. Во всех летописях, отражающих события XIII в., поход Батыя описывается как величайшее национальное бедствие. Если Лавр. и Ип. отражали летописание земель, подвергшихся непосредственному завоеванию, то составитель ст. и., независимый от двух остальных летописей, писал в городе, который не был завоеван; он не имел поэтому оснований преувеличивать масштабы поражения. Но данная им характеристика завоевания не отличалась от той, которая содержалась во владимирском и южном летописании.58

      При изложении последующих событий Л. Н. Гумилев проявляет такую же свободу от источников. Уже МАк сообщала, что отец Александра Ярослав умер после поездки в Монголию «нужной смертью»; НСС уточнил это известие, упомянув имя человека, оклеветавшего Ярослава, - Федора Яруновича. Итальянец Плано Карпини, находившийся как раз во время пребывания Ярослава при дворе монгольских императоров, описывал подробности его гибели: «Он... был приглашен к матери Императора, которая, как бы в знак почета, дала ему есть и пить из собственной руки; и он вернулся в свое помещение, тотчас же занедужил и умер спустя семь дней, и все тело его удивительным образом посинело. Поэтому все верили, что его там опоили, чтобы свободнее и окончательнее завладеть его землею». П. Карпини упоминал также, что его переводчиком был Темер, «воин Ярослава».59 В. Т. Пашуто высказал догадку, что Темер и упомянутый в летописи «Федор Ярунович» - одно лицо.60 Эта догадка была использована Л. Н. Гумилевым как бесспорный факт и дополнена рядом подробностей: «Как известно, Федор Ярунович был агентом папы и оклеветал князя Ярослава, приписав ему контакт с Лионским собором и, следовательно, измену монголам, с которыми тот хотел заключить союз. Ханша Туракина была меркиткой..., а сибирские народы сами не лгут и поэтому верят чужим словам. Ханша поверила доносчику, отравила князя и тем обрекла на гибель своего сына, ибо дети погибшего, изрубив на куски доносчика, примкнули к врагам Гуюка».61 Откуда взяты эти красочные известия? Гумилев не указывает своих источников. Столь же загадочны другие его рассказы. В 1257 г., как мы знаем, новгородцы восстали против татарских «численников», ((125)) готовивших сбор дани; Александр Невский расправился с восставшими, а своего сына Василия, бывшего князем в Новгороде, изгнал оттуда. Гумилев упоминает этот эпизод, но дает ему довольно неожиданную трактовку. Он объясняет, что Василий Александрович, возглавивший это восстание, был «дурак» и «пьяница», а Александр «с вожаками смуты поступил жестоко: им «вынимали очи», считая, что глаза человеку все равно не нужны, если он не видит, что вокруг делается». Откуда взял автор это объяснение и характеристику Василия Александровича, неизвестно. Ни в I, ни в Лавр. (кратко сообщившей об этих событиях под 1258 г.) ни слова не говорится о склонности Василия к пьянству; этому князю посвящено всего несколько строчек в летописях. Но Гумилев настаивает на этой характеристике: он сообщает, что Александр дал Василию через несколько лет «тихо и спокойно умереть от пьянства».62 Столь же произвольны и не подкреплены источниками и другие утверждения Л. Н. Гумилева. В одной из своих книг он утверждал, что в смерти Александра Невского «можно видеть усилия немецких сторонников», а в другой - что «умер он не от яда - это вымысел... Александр, как известно, умер в Городце, куда немецкие агенты проникнуть не могли, а татарам он был дорог как союзник и друг».63


Все эти «внеисточниковые» рассказы служат для Гумилева основанием для его теории «этногенеза». Он заявляет, что «князь Александр, так же как его соратники, принадлежал к поколению новых людей, поднявших новую Русь на недосягаемую высоту... Сформулированная Александром доминанта поведения - альтруистический патриотизм - на несколько столетий определила неизвестные дотоле принципы устроения Руси...». «Новые» люди «начали рождаться около 1220 года, а исторической силой стали в конце XIV века - около 1380 года».64

      О степени убедительности гумилевской теории «этногенеза» мы уже писали. Сейчас нас занимает другой вопрос: что же мы знаем об обстоятельствах установления ордынской власти над Русью и роли Александра Невского в этих событиях? Как было связано монгольское нашествие и дальнейшие взаимоотношения Александра с ханами с его Победами на западных границах? Касаясь этого вопроса, историки обычно ограничивались замечаниями, что нашествие монголов «ослабило Русь и породило желание у ее соседей использовать выгодный момент и разом покончить с ее независимостью», что ((126)) «татарское нашествие создало чрезвычайно выгодную обстановку для нападения на Русь».65

      Основным источником по истории княжения Александра Невского служило и служит обычно Житие Александра - в отдельной редакции или, еще чаще, по летописным рассказам, в основе которых лежало это Житие. При этом показания источников оценивались с точки зрения «вероятности» или «невероятности» описанных в них событий. Преобладало мнимо-реалистическое их толкование, когда видение ижорянина Пелгусия превращалось в его «разведку», из участия в которой многие историки вслед за В. Н. Татищевым исключали святых Бориса и Глеба, а избиение шведов на другом берегу Ижоры, где не было войск Александра, приписывали не «ангелу Господню», а дружественным Руси ижорцам.66

      Много трудов посвятил этой теме И. П. Шаскольский. Он справедливо отметил, что Житие Александра - «литературное произведение в жанре княжеского жизнеописания», «памятник художественной литературы, создававшийся по ее специфическим законам».67 Но пытаясь «реконструировать» ход Невской битвы, он опирался на «достоверные зерна» Жития. Он считал Пелгусия «безусловно историческим» лицом и описывал подвиги «6 мужь храбрых» по житийному рассказу. Отстаивая достоверность рассказа, автор ссылался на «прибалтийско-финское» имя Пелгусия (в финском произношении «Пелконен») и на реальное существование одного из «храбров» - Сбыслава Якуновича.68 Но в фольклорных сказаниях часто фигурируют реальные лица (ведь и Александр Невский был реальным лицом). Сам И. П. Шаскольский отмечает, что «рыцарь Андреяш», якобы приезжавший к Александру и выражавший восхищение им, - фигура легендарная, что «король части Римския», бросивший вызов Александру и раненный в битве «острым копием» князя, никогда не существовал, а упоминаемое в некоторых списках IV имя этого короля ((127)) «Бергель» не может (вопреки утверждениям ряда историков) быть отождествлено с именем Биргера, ставшего ярлом и фактическим правителем Швеции лишь с 1248 г.69 Использование некоторых известий житийного рассказа в качестве «рациональных зерен» представляется поэтому типичным примером извлечения из сомнительного источника отдельных «неневероятных» показаний.

      Разумеется, и ранние источники, освещающие установление ордынской власти и деятельность Александра Невского, далеко не во всем достоверны и не могут привлекаться без критики. И. П. Шаскольский прав, отмечая, что и ст. и., излагавшая историю Невской битвы «с чужих слов» («инии творяху»), преувеличивала масштабы похода, утверждая, что на Неву пришли «свеи в силу велице и мурмане и сумь и емь». В действительности Норвегия («мурмане») участвовать в битве не могла; едва ли в битве участвовали представители «еми». Никаких шведских и вообще иностранных известий о Невской битве (в отличие от Ледового побоища, упомянутого в ряде ливонских хроник) не сохранилось; видимо, она не рассматривалась в балтийских землях как важное событие, в отличие от таких, например, побед русских и неудач шведов, как взятие московско-новгородским войском Ландскроны в 1302 г. Нет, как признал И. П. Шаскольский, в источниках каких-либо «прямых указаний на шведско-немецкие переговоры и соглашение о совместном нападении на Русь», предположение о договоренности между шведами и немецкими рыцарями основывается в его исследовании лишь на том, что шведский поход на Неву происходил в июне 1240 г., а нападение немцев на Изборск и Псков - в конце августа того же года.70  

      ст. и. очень бедна известиями о междукняжеских отношениях в середине XIII в. Здесь даже не упоминается смерть Ярослава Всеволодовича; ничего не сообщается о борьбе за престол между его наследниками; упомянут только младший брат Александра Ярослав в связи с его бегством «из Низовское земли» в Псков и (на короткое время) в Новгород. ((128))

      Летописные своды, отразившиеся в Лавр., несомненно были лучше осведомлены о межкняжеской борьбе после монгольского Нашествия. Однако о целом ряде событий .Лавр. умалчивает. При каких обстоятельствах умер Ярослав Всеволодович? Как лишился престола и кем был изгнан брат Ярослава Святослав? Каковы были отношения между сыновьями Ярослава Всеволодовича - Александром, Андреем и Ярославом? «Летописец вскоре» Никифора сообщает, что Святослава «прогна Андрей сын Ярославль», и указывает, что Андрей княжил «лет 5» и был «прогнан» татарским полководцем Неврюем. Поход Неврюя и изгнание им Андрея упоминается и в МАк. Лавр. вообще не упоминает поход Неврюя, а о поездке Александра в Орду и получении им великого княжения в 1252 г. хотя и сообщает перед известием о бегстве Андрея, но никак не связывает его с поездкой Александра. Не объяснена связь между нападением татар под Переяславлем на Андрея и пленением им жены Ярослава Ярославича, не указана причина бегства его из своей вотчины в Ладогу. Спорным остается известие Лавр. за 1258 г. о том, что новгородцы «чтиша» Александра» он «поеха» от них «с честью»; после этого известия под следующим годом повествуется о том, что Александр кланялся митрополиту Кириллу за то, что по его молитве он вернулся благополучно. МАк прямо утверждала, что в 1254г. «князь Александр бежа из Новагорода», и это известие, не замеченное историками, заслуживает серьезного внимания. НСС частично восполнил пробелы в Лавр., упомянув насильственную смерть Ярослава Всеволодовича и изгнание Андреем Святослава Всеволодовича. Но всех этих данных все же совершенно недостаточно для той апологетической характеристики Александра, которую мы обычно находим в трудах историков. Чем определялась полигика митрополита Кирилла в событиях того времени? Ставленник Даниила Галицкого, повенчавший Андрея Ярославича с дочерью Даниила, он в 1250 г. переехал в «Суздальскую землю» и далее выступал как сподвижник Александра Невского. Как была организована ханская власть на Руси, какую роль в ней играли баскаческие отряды? А. Н. Насонов полагал, что баскаки должны были «держать в повиновении» коренное население, что в Северо-Восточной Руси была организована «военно-политическая баскаческая организация». Возражая A. Н. Насонову, В. В. Каргалов отрицал существование на Руси такой организации, полагая, что безопасность татарских баскаков и «послов» осуществлялась самими русскими князьями, «сильный великий князь Александр успешно справлялся с этой задачей».71((129))

      Подводя итоги деятельности Александра Невского, Дж. Феннел спрашивал: «Какие выводы можно сделать из всего того, что мы знаем об Александре, его жизни и правлении? Был ли он великим героем, защитником русских границ от западной агрессии? ... Спасла ли проводимая им политика уступок Северную Русь от полного разорения татарами?» - и прибавлял: «Мы, конечно, никогда не узнаем истинных ответов на эти вопросы. Но те факты, которые можно выжать из коротких и часто вводящих в заблуждение суждений историков, даже из умолчаний „Жития", заставляют нас серьезно подумать, прежде чем ответить на любой из этих вопросов утвердительно». Дж. Феннел отмечал отсутствие достоверных свидетельств в пользу того, что «папство имело какие-то серьезные замыслы относительно православной церкви и что Александр сделал что-либо для защиты ее единства. На самом деле он и не думал порывать с католическим Западом даже после 1242 года».72

      Обращение к наиболее ранним летописным источникам позволяет поставить под сомнение явно легендарные, основанные, вероятно, на фольклорной традиции рассказы (такие, например, как красочные подробности Невской битвы в Житии Александра) и сообщения более поздних источников. Лаконичные известия ранних источников дают основание предполагать, что политическая линия таких князей, как Андрей Ярославич и другие, представляла собой серьезную альтернативу политике Александра и что сопротивление ханской власти началось не в XIV, а уже в XIII в.

* * *



1 Приселков М. Д. История русского летописания XI-XV вв. Л., 1940. С. 87-94; Комарович В. Л. Из наблюдений над Лаврентьевской летописью // ТОДРЛ. Л., 1976. Т. 30. С. 27-59; Насонов А. Н. История русского летописания XI-начала XVIII века. М., 1969. С. 180-188; Прохоров Г. М. Повесть о Батыевом нашествии в Лаврентьевской летописи//ТОДРЛ. Л., 1974. Т. 28. С. 77-98; Лурье Я. С. Общерусские летописи XIV-XV вв. Л., 1976. С. 29-32, 35-36; Fennell J. L. I. The Tale of Baty's Invasion of North-East Rus' and its Reflection in the Chronicles of Thirties-Fifteenth Centuries // Russia Mediaevalis. M1977. Т. 3. P. 41-78.
2 Насонов A, H. Монголы и Русь. .; Л., 1940. (Репринт: The Hague; Paris, 1969). 100
3 Fennell J. L. I. Andrej Jaroslavič and the Struggle for Power in 1252. An Investigation of the Sources//Russia MediaevM1973. Т. 1. P. 49-63; Vernadsky G. The Mongols and Russia. New Haven, 1953. P. 147-151, 159-162. (A History of Russia by G. Vemadsky and M. Karpovich. Vol. 3); Колотилова С. И. Русские источники XIII в. об Александре Невском // Учен. зап. ЛГПИ им. А. И. Герцена. Псков, 1971. С. 99-104; Каргалов В. В. Внешнеполитические факторы развития феодальной Руси. Феодальная Русь и кочевники. М., 1967. С. 135- 161;Линд Д. Г. Некоторые соображения о Невской битве и ее значении // Князь Александр Невский и его эпоха. СПб., 1995. С. 45- 46.
4 Мансикка В. Житие Александра Невского. Разбор редакций и текст. СПб., 1913. С. 52-53, 59-99. (ПДПИ. Т. 129).
5 Бегунов Ю. К. Житие Александра Невского в составе Новгородской 1-й и Софийской 1-й летописи // Новгородский исторический сборник. Новгород, 1959. Вып. 9. С. 229-238; Biegunоw J. Utwory literackie o еNewskim w sklatopisow ruskich//Slavia Orientalis. 1969. 3. S. 293-308. Ср.: Бегунов Ю. К. Русские источники//Ледовое побоище 1242 г.: Сб. М.; Л., 1966. C. 173-193. Автору была уже известна работа А. Н. Насонова, установившего существование общего протографа Московского свода и Ермолинской летописи (в разделе до 1418 г.), однако Ерм. и близкие к ней летописи Ю. К. Бегунов возводил почему-то к «своду 1484 г.» (протографу Тип.) и определял их непосредственный источник и источник Тверской и Львовской летописи как «Сокращенный свод», хотя «Сокращенный свод конца XV в.» - это совершенно иная летопись (см. ниже, с. 116), не имеющая в этой части ничего общего с Ерм., Тверской и Львовской. Игнорировал автор также связь свода 1471 г. с Московским сводом 1479 г. (ср.: Biegunow J. Utwory literackie... S. 304, 309).
6 Тихомиров . . Забытые и неизвестные произведения русской письменности//Археографический ежегодник за 1960 г. М., 1962. С. 239.
7 Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. М.; Л., 1950. С. 65-84.
8 ПСРЛ. Л., 1927. Т. 1, вып. 2. Стб. 470-477. (Фототип. воспроизведение: М., 1961).
9 ПСРЛ. Т. 1, вып. 2. Стб. 477-481; ср.: Памятники литературы Древней Руси: XIII век. М., 1981. С. 426-438. Псковские летописи. М.; Л., 1941. Вып. 1. С. 13; М., 1955. Вып. 2. С. 21, 87-88. Вопреки Ю. К. Бегунову (Русские источники. С. 180-182), псковский рассказ о Ледовом побоище представляется нам не псковским «местным преданием», а отражением Жития Александра Невского, где читалось уже укоризненное обращение к «невегласам псковичем» (в Псковской 2-й летописи было помещено и самое Житие).
10 О жанре Жития Александра ср.: Лихачев Д. С. Русские летописи и их культурно-историческое значение. М.; Л., 1947. С. 258-267.
11 Ср.: Веселовский С. Б. Исследования по истории класса служилых землевладельцев. М., 1969. С. 45-46, 50, 68-70, 96.
12 Приселков М. Д. История русского летописания XI-XV вв. С. 98.
13 Насонов А. Н. История русского летописания XI-начала XVIII века. С. 193-201.
14 Бегунов Ю. К. 1) Памятник русской литературы XIII в. «Слово о погибели Русской земли». М.; Л., 1965. С. 60-61; 2) Когда Житие Александра Невского было включено в состав Лаврентьевской летописи? // Die Welt der Slaven. 1971. Ig. XVI. . 2. S. 111-120.
15 Карамзин . . История государства Российского. ., 1992. Т. 4, примеч. 109. Ср.: Приселков М. Д. Троицкая летопись: Реконструкция текста. М.; Л., 1950. С. 321-328.
16 См. ниже, с. 112, примеч. 26.
17 ПСРЛ. М., 1965. Т. 30. С. 90-93.
18 Бегунов Ю. К. Житие Александра Невского в составе Новгородской 1-й и Софийской 1-й летописи. С. 230.
19 Lind J. Я. Early Russian-Swedish Rivalry. The Battle of the Neva in 1240 and Birger Magnussons Second Crusade to Tavastia // The Scandinavian Journal of History. 1991. Vol. 16. P. 274 (n. 19)-276. Ср.: Линд Д. Г. Некоторые соображения о Невской битве и ее значении. С. 47-49.
20 Влияние ст. и. на Житие можно было бы предполагать в известии о погребении шведских воинов после Невской битвы: «и накладше корабля два вятших мужь, преже себе пустиша и к морю» ( ст. и.) - «трупиа мертвых своих наметаша корабля и потопиша в мори» (Житие). Но текстуального совпадения здесь нет, сходство известия может быть объяснено общей устной традицией.
21 ПСРЛ. Л., 1928. Т. 1, вып. 3. Стб. 523-524.
22 Летописный свод XV в. (по двум спискам)//Материалы по истории СССР. Вып. 2. Документы по истории XV-XVII вв. М., 1955. С. 295.
23 CI -ПСРЛ. СПб., 1851. Т. 5. С. 176-194; Л., 1925. 2-е изд. Вып. 1. С. 220-240 (изд. не окончено); IV - Пг., 1915. Т. 4, ч. 1,вып. I. С. 223-234; HV - Пг., 1917. Т. 4, ч. 2, вып. 1. С. 214-224; мл. и. - Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. С. 239-313; НК (РНБ, F.IV.603) в настоящее время публикуется.
24 Дж. Феннел справедливо обратил внимание на то, что в IV и сходных с нею летописях изгнание Святослава Всеволодовича упоминается как дело рук Андрея Ярославича; его брату Михаилу этот подвиг был приписан в более поздних летописях {Fennell J. L 1. Andrej Jaroslaviи... P. 60, . 10).
25 Карпини нн. de Плано. История монгалов. СПб., 1911. С. 57.
26 Шахматов А. А. Обозрение русских летописных сводов XIV-XVI вв. М.; Л., 1938. С. 231-255; Лурье Я. С. Общерусские летописи XIV-XV вв.
С. 87-91.
27 ПСРЛ. М.; Л., 1959. Т. 26. С. 77-90; М.; Л., 1962. Т. 27. С. 42-49.
28 Ср.: Буганов В. И. О списках Вологодско-Пермского свода конца XV- начала XVI в. // Проблемы общественно-политической истории России и славянских стран. М., 1963. С. 159-160. Сходны с ВП были и статьи об Александре Невском в Музейном летописце (РГБ, ф. 178, № 3271), где «сказание об Александре Невском» и примыкающие к нему летописные статьи 6748- 6753 гг. были помещены во вводной части, а известия 6754-6759 гг. - в основном летописном тексте. (ср.: Кудрявцев И. М. Сборник последней четверти XV-начала XVI в. из Музейного собрания // Зап. Отдела рукописей Гос. б-ки СССР им. В. И. Ленина. М., 1962. Вып. 25. С. 228).
29 ПСРЛ. М.; Л., 1949. Т. 25. С. 132-145 (в печатном издании опубликована редакция Моск., доведенная до 7000 г.; текст редакции 1480 г. см.: РНБ, Эрм., 4156, л. 193-208 об.); Ерм. - ПСРЛ. СПб., 1910. Т. 23. С. 78- 86.
30 Ключевский В. О. Древнерусские жития святых как исторический источник. М., 1871. С. 147 (репринт: М., 1988); ср.: Насонов А. Н. История русского летописания XI-начала XVIII века. С. 272.
31 ПСРЛ. СПб., 1913. Т. 18. С. 61-72.
32 ПСРЛ. Пг., 1921. Т. 24. С. 95-99.
33 ПСРЛ. СПб., 1856. Т. 7. С. 146-164.
34 ПСРЛ. СПб., 1910. Т. 20, пол. перв., ч. 1. С. 159-165.
35 ПСРЛ. М.; Л., 1963. Т. 28. С. 54-58, 212-217. 36« ПСРЛ. Т. 27. С. 235 и 320-321.
37 ПСРЛ. СПб., 1911. Т. 22. С. 400-401.
38 ПСРЛ. Л., 1982. Т. 37. С. 30 и 70.
39 Ср.: Срезневский И. И. Древние памятники русского письма и языка (X- XIV вв.). 2-е изд. СПб., 1882. Стб. 123; Fennell J. L. I. The Crisis of Medieval Russia. 1200-1304. London; New York, 1983. P. 119 (рус. перевод: Феннел Дж. Кризис средневековой Руси. 1200-1304. М, 1989. С. 161).
40 ПСРЛ. СПб., 1863. Т. 15. Стб. 375-403. С Моск.-Ерм. текст Тв. сб. сближает текст «Об убиении Батыеве» 6754 г.; в статье 6760 г. текст Ерм. перемежается с текстом CI (убийство Андрея в Свейской земле, ответ папским послам); под 6770 г. читается текст, которого нет в Ерм. (восстание в Ростовской земле).
41 ПСРЛ. СПб., 1885. Т. 10. С. 118-143. (Фототип. воспроизведение: М. 1965).
42 ПСРЛ. СПб., 1908. Т. 21, перв. пол. С. 279-295.
43 ПСРЛ. Т. 10. С. 119-139 (правые колонки).
44 ПСРЛ. М., 1978. Т. 34. С. 89-92.
45 ПСРЛ. М, 1968. Т. 31. С. 72-75.
46 Пресняков А. Е. 1) Образование Великорусского государства. Пг., 1918. С. 53-58; 2) Лекции по русской истории. Т. 3 (т. 3 пока не вышел в свет; цитирую по корректуре, любезно предоставленной мне В. М. Панеяхом). С. 38-40.
47 Насонов А. Н. Монголы и Русь. С. 50-53. «Титям» - слово, читающееся только в летописных рассказах о событиях 1262 г., и смысл его (нарицательное или собственное имя?) не понятен (Срезневский И. И. Материалы для словаря древнерусского языка по письменным памятникам. СПб., 1912. Т. 3. Стб. 261 (репринт: М., 1958).
48 Vernadsky G. The Mongols and Russia. P. 160-161; Fennell J. L. I. The Crisis of Medieval Russia. P. 119 (ср. рус. пер.: Кризис средневековой Руси. С. 161); Каргалов В. В. Внешнеполитические факторы... С. 155-157. Ср.: Halperin Ch. J. The Tatar Yoke. 1986. P. 58, 190, n. 103.
49 Насонов A. H. История русского летописания XI-начала XVIII века. С. 21.
50 Трубецкой Н. С. О туранском элементе в русской культуре // Евразийский временник. Вып. 4. Берлин, 1925; переиздано в книге: Гумилев Л. Н. Черная легенда. Друзья и недруги Великой степи. М., 1994. С. 519-521.
51 Вернадский Г. Два подвига св. Александра Невского//Евразийский временник. Вып. 4. Берлин, 1925; переиздано в книге: Гумилев Л. Н. Черная легенда. С. 550-568.
52 Vernadsky G. The Mongols and Russia. P. 55, 149.
53 Юшков С. В. Развитие Русского государства в связи с его борьбой за независимость//Учен, труды Всесоюзного ин-та юридических наук. М., 1946. Вып. 8. С. 141-142.
54 Греков Б. Д., Якубовский А. Ю. Золотая Орда и ее падение. М.; Л., 1950. С. 227-228; Будовниц И. У. Общественно-политическая мысль Древней Руси. (X-XIV вв.). М., 1960. С. 354; Каргалов В. В. Внешнеполитические факторы... С. 133·-163.
55 Fennell J. L, I. Andrej Jaroslaviи... P. 49-58; ср.: Колотилова С. И. Русские источники XIII в. об Александре Невском. С. 99-104.
56 Клосс Б. М. Никоновский свод и русские летописи XVI-XVII веков. М., 1980. С. 184.
57 Гумилев Л. Н. 1) Черная легенда. С. 200-203, 227; 2) От Руси до России. СПб., 1992. С. 108-109.
58 Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. С. 74-77; Ср.; Памятники литературы Древней Руси: XIII век. С. 134-148. 290-298.
59 Карпини Iоанн, де Плано. История монгалов. С. 57-58, 61.
60 Пашуто В. Т. Очерки по истории Галицко-Волынской Руси. М., 1960. С. 268-269, примеч. 7.
61 Гумилев Л. Н. 1) От Руси до России. С. 115; 2) Черная легенда. С. 117, 225.
62 Гумилев Л. Н. От Руси до России. С. 120, 124.
63 Гумилев Л. Н. 1) От Руси до России. С. 121; 2) Черная легенда. С. 359.
64 Гумилев Л. Н. От Руси до России. С. 122-123.
65 Пашуто В. Т. Внешняя политика Древней Руси. М., 1968. С. 289-290; Шаскольский И. П. Борьба Руси против крестоносной агрессии на берегах Балтики в XII-XIII вв. Л., 1978. С. 154. Ср.: Князь Александр Невский и его эпоха. СПб., 1995. С. 8, 22, 31, 44.
66 Примеры такого «реалистического» толкования Жития Александра см.: Лурье Я. С. Критика источника и вероятность известия // Культура Древней Руси. М., 1966. С. 123-124; Шаскольский И. П. Борьба Руси... С. 181, примеч. 141. Возражая автору этой работы, В. Т. Пашуто взял под защиту лишь достоверность упомянутого в Житии подвига «мужа храброго» Гаврилы Олексича, но оставил без внимания примеры «реалистического» толкования видения Пелгусия и участия в битве «ангелов божиих» (Пашуто В. Т. К спорам о достоверности Жития // История СССР. 1974. № 6. С. 208-209).
67 Шаскольский И. П. Борьба Руси... С. 180-181.
68 Там же. С. 183, примеч. 154, 186-194.
69 Там же. С. 171-178, 185-186. Упоминание в нескольких списках IV «короля Бергеля» (как предводителя шведов в 1240 г.) было связано с легендарным «Рукописанием Магнуша», читающимся в НСС под 1352 (6860) г., где говорилось о «князе Бергеле», побежденном Александром. Недавно Дж. Линд высказал предположение, что «Рукописание Магнуша» восходило к не дошедшей до нас новгородской летописи (Lind J.H. Early Russian-Swedisch Rivarly. P. 278-283) и отражало реальные события.
70 Шаскольский И. П. Борьба Руси... С. 155-157, 160-170. Ср.: Хеш Э. Восточная политика Немецкого ордена XIII в . // Князь Александр Невский и его эпоха. С. 67-71.
71 Насонов А. Н. Монголы и Русь. С. 12-22; Каргалов В. В. Внешне-юлитические факторы... С. 154-160.
72 Fennel J. L. I. The Crisis of Medieval Russia. P. 119-121 (рус. пер.- с. 162-163); Феннел ссылается на В. Т. Пашуто, но из приведенных последним примеров сношений Александра с Западом один во всяком случае вызывает сомнения: известие об ответе Александра папе в 1251 г. основывается на мл. и., где оно восходит к Житию Александра и имеет явно легендарный характер (Пашуто В. Т. Очерки по истории Галицко-Волынской Руси. С. 246, примеч. 10; ср.: Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. С. 305). Остальные примеры не вызывают серьезных сомнений. Ср.: Хёш Э. Восточная политика Немецкого ордена в XIII в. С. 65-66.

Источник:
Яков Соломонович Лурье. ИСТОРИЯ РОССИИ В ЛЕТОПИСАНИИ И ВОСПРИЯТИИ НОВОГО ВРЕМЕНИ // Россия Древняя и Россия Новая : (избранное), Санкт-Петербург : Д. Буланин, 1997, 403, [4] с., [1] порт., ISBN 5-86007-092-6

 

  1 2 3 4 5 6 7 8 9 10  

Родственные ссылки
» Другие статьи раздела Лурье Я.С. ИСТОРИЯ РОССИИ В ЛЕТОПИСАНИИ И ВОСПРИЯТИИ НОВОГО ВРЕМЕНИ // Россия Древняя и Россия Новая : (избранное), СПб., 1997
» Эта статья от пользователя Deli2

5 cамых читаемых статей из раздела Лурье Я.С. ИСТОРИЯ РОССИИ В ЛЕТОПИСАНИИ И ВОСПРИЯТИИ НОВОГО ВРЕМЕНИ // Россия Древняя и Россия Новая : (избранное), СПб., 1997:
» Глава V ОРДЫНСКОЕ ИГО И АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ: ИСТОЧНИКИ И ИСТОРИОГРАФИЯ XXв.
» Глава IV ДРЕВНЕЙШАЯ ИСТОРИЯ РУСИ В ЛЕТОПИСЯХ И В ИСТОРИОГРАФИИ XX в.
» Глава II ОБЩАЯ СХЕМА ЛЕТОПИСАНИЯ XI-XVI вв.
» Глава VI БОРЬБА С ОРДОЙ И ЦЕРКОВНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ КОНЦА XIV в.: ИСТОЧНИКОВЕДЧЕСКИЙ АСПЕКТ
» Глава I ОБЩИЕ ВОПРОСЫ ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЯ

5 последних статей раздела Лурье Я.С. ИСТОРИЯ РОССИИ В ЛЕТОПИСАНИИ И ВОСПРИЯТИИ НОВОГО ВРЕМЕНИ // Россия Древняя и Россия Новая : (избранное), СПб., 1997:
» ВВЕДЕНИЕ
» Глава I ОБЩИЕ ВОПРОСЫ ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЯ
» Глава II ОБЩАЯ СХЕМА ЛЕТОПИСАНИЯ XI-XVI вв.
» Глава III ЛЕТОПИСНЫЕ ИЗВЕСТИЯ В НАРРАТИВНЫХ ИСТОЧНИКАХ XVII-XVIII вв.
» Глава IV ДРЕВНЕЙШАЯ ИСТОРИЯ РУСИ В ЛЕТОПИСЯХ И В ИСТОРИОГРАФИИ XX в.

¤ Перевести статью в страницу для печати
¤ Послать эту cтатью другу

MyArticles 0.6 Alpha 9 for RUNCMS: by RunCms.ru


- Страница создана за 0.17 сек. -