memo.laborunion.lt


А.А.Зимин "РЕФОРМЫ ИВАНА ГРОЗНОГО", М., 1960
Тема: МАТЕРИАЛЫ Дата: 2005/10/8

стр. 444-448

      "Реформы в русской армии, проведенные в середине XVI в., привели к увеличению ее боеспособности и численному росту. Сведения о численности русских вооруженных сил можно почерпнуть как из русских, так и из иностранных источников. Каждый из названных видов имеет свои особенности: русские данные (прежде всего разрядные книги) отличаются точностью, но дают не общую численность войск, а состав войска того или иного похода (на Полоцк 1563 г., в Ливонию 1577 г. и др.). Иностранные источники дают общую численность войск, но не всегда достоверны. Иностранцы стремились выяснить для себя с наибольшей точностью состав русских вооруженных сил, но не располагали для этого необходимыми сведениями.      В 1517 г. опубликовал свой «Трактат о двух Сарматиях» Матвей Меховский, где сообщил сведения о русских вооруженных силах, относящиеся, очевидно, еще к концу XV в. Его данными воспользовался А. Кампензе, писавший свое сочинение около 1523-1524 гг. По словам Меховского, Московия (т.е. Московское великое княжество) могла выставить 30 000 «знатных бойцов» и 60 000 «селян» [1.1]. Тверь выставляла не менее 40 000 «вооруженной знати» (причем из Холмского княжества - 7000, Зубцовского - 4000, Клинского - 2000) [1.2]. Рязань выставляла 15 000 воинов (или всадников, как их именует Кампензе).

      Таким образом, неполные сведения Меховского дают нам состав русской дворянской конницы в 85 000 человек. С. Герберштейн, дважды бывавший на Руси в начале XVI в., не дает точной цифры русских войск, однако указывает, что для борьбы с крымскими татарами великий князь «каждый год обычно ставит караулы в местностях около Танаида (Дона) и Оки в количестве» 20 000 воинов, поочередно вызываемых из различных русских областей [1.3]. Цифра весьма правдоподобная и соответствует цифре в 20 000 воинников, о которой позднее писал Пересветов. Во время борьбы за Смоленск в войске Василия III, направленном против Великого княжества Литовского), насчитывалось 80.000 [2.1].

      Наибольшее распространение в европейской литературе получили сведения П.Иовия, которые он получил от русского посла Д.Герасимова, побывавшего в 1525 г. в Риме. Василий III, по словам Иовия, «обычно может выставить для войны больше ста пятидесяти тысяч конницы» [2.2]. Эти сведения повторил Д.Тревизано (1554 г.) [2.3] и М.Кавалли (1560 г.) [2.4].

      Другая группа авторов дружно утверждает, что численность русской конницы достигает 200.000. Впервые об этом сообщил в 1514 г. Ян Ласский [2.5]. М.Фоскарини (около 1557 г.) якобы «видел два конных войска, каждое в 100.000 человек» [2.6]. О 200.000 конных воинах пишут Ф. Руджиери (1568 г.) и Джерио (1570 г.) [2.7]. Ф.Тьеполо, писавший о Московии в 1560 г. по различным историческим источникам (в том числе по Герберштейну), Иовий и др. пишут, что «кроме конницы, какую он [царь] держал против перекопитов и в других местах, более 100 тысяч конных и 20 тысяч пеших. А если бы он был вынужден большей необходимостью, он мог бы выставить 200 тысяч конных и немалое число пеших сверх выше сказанных» [2.8]. По донесению И.Фабра (был на Руси в 1526 г.), великий князь «в самое короткое время может собрать войска да 200.000 или 300.000 или сколько понадобиться» [2.9]. Ченслер, плавание которого относится к 1553-1554 гг., сообщает в согласии с ним, что царь «в состоянии выставить в поле 200 или 300 тысяч человек» [3.1]. При этом на границах Лифляндии он оставляет 40.000, «на ливонской границе - 60.000, против ногайских татар - 60.000». Все царские воины, пишет Ченслер, конные. «Пехотинцев он не употребляет, кроме тех, которые служат в артиллерии, и рабочих; число их составляет 30.000» [3.2].

      Наиболее обстоятельное описание русских вооруженных сил дал Д.Флетчер (1591 г.), побывавший на Руси в 1588 г. Он насчитывает 80000 «всадников, находящихся всегда в готовности и получающих постоянное жалованье» (из них 15.000 «царских телохранителей» и 65.000 воинов для обороны от крымцев) [3.3]. Стрельцов, по Флетчеру, было всего 12.000, из них 5000 в Москве, 2000 стремянных, а «прочие размещены в укрепленных городах» [3.4]. Современник Флетчера Д.Горсей, побывавший в Москве в 1572-1591 гг., писал, что Русское государство в правление Бориса Годунова могло в 40 дней выставить в поле 100.000 хорошо снаряженных воинов; только на коронации царя Федора присутствовало, по его подсчетам, 20.000 стрельцов и 50.000 всадников [3.5].

      Попытку выяснить состав русских войск по разрядным книгам проделал С.М.Середонин. По его наблюдениям, в полоцком походе 1563 г. участвовало одних детей боярских 18.025 человек (или, по другим подсчетам, 17.826); в походе 1577 г.-7279 детей боярских, 7905 стрельцов и др., всего около 32.235 человек; в разряде 1578 г. отмечено стрельцов и казаков государева двора 2000 и городовых стрельцов-13.119 [3.6]. Сопоставляя эти сведения с известиями иностранцев (главным образом, Флетчера), Середонин пришел к выводу, что в конце XVI в. русское войско насчитывало 110.000 человек. В его число входило 75.000 человек дворянской конницы (причем самих детей боярских было 25.000, остальные были их «людьми»), 20.000 стрельцов и казаков, 10.000 татар и 4000 иностранцев [4.1].

      Вычисления Середонина дают несколько заниженную цифру. Он исходил из того, что служилый человек выводил с собою в поход 3 своих людей.

      Согласно «Боярской книге 1556 г.», у дворовых людей боярских в походе было обычно не менее 4 «людей». Но Боярская книга, конечно, дает сведения о наиболее видной части дворянства, имевшей в своем распоряжении много земель. В целом же в середине XVI в. русская армия насчитывала около 150.000 человек, т. е. примерно вдвое меньше того, что требовал в своих сочинениях И.С.Пересветов [4.2].

Комментарии


[1.1] М. Меховский, указ. соч., стр. 112-113. У Кампензе, «до 30 тыс. бояр или дворян и 60000 или 70000 пехоты из молодых людей» («Библиотека иностранных писателей о России», отд. 1, т. I, стр. 23-24).

[1.2] По А. Кампензе, 40000 «всадников из бояр, а из простолюдинов» Тверь могла набрать вдвое или втрое больше (там же, стр. 24).

[1.3] С. Герберштейн, указ. соч., стр. 74-75.

[2.1] Н. С. Рябинин, указ. соч., стр. 5.

[2.2] С, Герберштейн, указ. соч., стр. 275.

[2.3] «Говорят, что он (т. е. русский царь.-А. 3.) может выставить в поле сто пятьдесят тысяч конных» (С. А. Аннинский, указ. соч., примеч. 37, стр. 383).

[2.4] «Страна может сразу дать, как утверждают, более ста пятидесяти тысяч конных и шестьдесят тысяч пеших аркебузьеров, имеет много ружей и артиллерии» (там же).

[2.5] «Historica Russiae Monumenta», t. I, стр. 123.

[2.6] В. И. Огородников, Донесение о Московии второй поло-дины XVI в. (Чтения ОИДР, 1913, кн. 2, отд. III, стр. 15).

[2.7] «Historica Russiae Monumenta», t. I, стр. 207-210,213-215.

[2.8] С. А. Аннинский, указ. соч., стр. 340.

[2.9] «Донесение Д. Иоанна Фабра... о нравах и обычаях москвитян» («Отечественные записки», ч. 25, 1826, N 70, стр. 298).

[3.1] «Английские путешественники в Московском государстве в XVI в.», стр. 59.

[3.2] Там же. Неизвестно, откуда К. Адамс, писавший со слов Ченслера, дает баснословную цифру русских войск до 900000, из числа которых 300 000 выставлялось против турок (К. Адамс, Первое путешествие англичан в Россию-ЖМНПр., 1838, № 10, стр. 53). Возможно, что мы просто имеем дело с ошибкой.

[3.3] Д. Флетчер, О государстве Русском, СПб., 1906, стр. 62-64.

[3.4] Там же, стр. 64.

[3.5] Д. Горсей, указ. соч., стр. 113.

[3.6] С. М. Середонин, Сочинение Джильса Флетчера «Of the Russe Common Wealth», как исторический источник, СПб., 1891, стр. 337-338; ср. его же, Известия иностранцев о вооруженных силах Московского государства в конце XVI в., СПб., 1891, стр. 4-5. По Снегиреву, в полоцком походе 1563 г. было: 32 668 человек; в конце 1577 г. - 32 235; в 1578 - 36 615, т. е. армия на западе равнялась, примерно, 40000 человек (В. Снегирев, Военное дело и «осадное сидение» в Московской Руси- «Исторический журнал», 1942, кн. 6, стр. 95-96).

[4.1] С. М Середонин, Сочинение Джильса Флетчера.., стр. 339. По В. Снегиреву, 25000 детей боярских, 10000-15000 татар, 20000 стрельцов и казаков и 4300 татар, т. е. около 70000 человек, а включая посошных - 90 000 - 100 000 (В. Снегирев, указ. соч., стр. 96). А. В. Чернов полагает, что цифра 75 000 человек дворянского ополчения не точна, ибо с 200 четвертей земли помещик должен приводить не двух воинов, а одного. (С. М. Середонин, Сочинение Джильса Флетчера.., стр. 342). Он поэтому размер дворянской конницы понижает до 50 000 человек (Д. В. Чернов, Вооруженные силы Русского государства, стр. 81).

[4.2] По вычислениям А. В. Чернова, Русское государство могло выставить в первой половине XVI в. до 200000 воинов. Для второй половины XVI в. он принимает вывод Середонина о 110000 человек (А. В. Чернов, Вооруженные силы Русского государства, стр. 93-94). По И. А. Короткову, одна дворянская конница при Иване IV насчитывала около 100000 человек (И. А. Коротков, указ. соч., стр. 14). К 1552 г. русское войско, по Короткову, выросло до 150000, а к концу правления Грозного до 300000 человек (там же, стр. 16)."





Эта новость опубликована на memorandum
http://www.tarnautojai.lt/memo

Эта новость находится по адресу (URL):
http://www.tarnautojai.lt/memo/article.php?storyid=5