memo.laborunion.lt


Янссон И. РУСЬ И ВАРЯГИ
Опубликовал: Deli2 , Создано: May-19-2006

И. ЯНССОН

РУСЬ И ВАРЯГИ


      Контакты Руси и Скандинавии с особой интенсивностью развернулись в эпоху викингов, которая соотносится с концом VIII—первой половиной XI в. Чем характерна эта эпоха и что можно сказать о взаимоотношениях славян-русских и скандинавов?

      Викинг — скандинавское слово, означающее «морской воин» или «пират», а эпоха викингов — исторический период, когда многие скандинавы на кораблях отправлялись в далекие путешествия на запад и на восток от своей родины. Наиболее известной целью этих поездок были грабительские набеги. Франкские, английские и ирландские хроники того времени содержат краткие, но достоверные свидетельства о нападениях на монастыри и города. Первым попавшим на страницы хроник является сообщение о нападении викингов в 793 г. на монастырь на о. Линдисфарн в Англии. Исландские письменные источники XII— XIV вв. рисуют не столь исторически достоверные, но яркие картины жизни, в которой военное дело и грабежи были основными занятиями честолюбивых мужчин.

      Однако более внимательное изучение источников показывает, что скандинавы были вовлечены и в другие виды деятельности. Предводители военных отрядов занимали в обществе весьма высокое социальное положение и часто использовали свои победы для укрепления политической власти. Под защитой вождей простые люди могли поселяться для постоянной жизни на землях, которые раньше являлись объектами их грабительских нападений. Под 876, 877 и 880 гг. англосаксонская хроника сообщает, что предводители викингов поделили между собой захваченные земли в северной и восточной Англии и что люди «занимаются пахотой и добыванием средств к существованию».

      Дейнло — область датского права в Англии — была основана в 886 г. по мирному договору с единственным остававшимся англосаксонским королем Альфредом Великим. На севере Атлантического океана скандинавы обнаружили и колонизировали прежде не заселенные земли Фарерских островов, Исландии и Гренландии. Они даже пытались обосноваться в Северной Америке.

      Вероятно, торговля играла наиболее важную роль в занятиях скандинавов, и, может быть, именно она положила начало их экспансии. VIII и IX века характеризуются нарастанием экономической активности и возрождением городской жизни в Западной Европе. В это время урбанизация охватила и Скандинавию. В Рибе на юго-западе Дании властители области около 710 г. основали торговое поселение, которое вскоре превратилось в город, существующий до наших дней. Хедебю на старой датско-германской границе, ныне на самом севере Германии, и Бирка на маленьком о. Меларен к западу от Стокгольма, вероятно, возникли в конце VIII в. Оба поселения были покинуты на рубеже X—XI вв., и их роль как торговых центров перешла к до сих пор существующим городам Шлезвигу и Сигтуне.

      Общая канва исторического развития на Западе в своих основных чертах хорошо известна и не является предметом дискуссии, благодаря сообщениям различных хроник, составлявшихся в тот же период, когда имели место сами события. В Британии и Ирландии скандинавские поселенцы были ассимилированы, но оказали значительное влияние на английский язык и местную топонимику. Скандинавские поселения на Фарерских островах и в Исландии существуют до наших дней. Именно в Исландии были записаны и таким образом сохранены для истории древняя скандинавская мифология, поэзия и рассказы об эпохе викингов.

      Если обратиться к восточным территориям, затронутым походами викингов, то перед исследователями встает гораздо больше проблем, и точки зрения на характер проходивших там исторических процессов значительно разнятся. Дело в том, что в Восточной Европе недостаточно письменных документов, синхронных путешествиям викингов. Историки в данном случае стараются привлекать источники, относящиеся к Византийской империи и к Исламскому халифату. В самых ранних из них скандинавов обычно называют «рос» (rhos) на греческом или «рус» (rus) на арабском языках, в более поздних — варяги (по-гречески varangoi, по-арабски warank). Внутренние конфликты в Восточной Европе, конечно, мало интересовали византийцев и мусульман, и в их источниках упоминается только несколько вторжений со стороны Черного и Каспийского морей. В основном византийских и исламских писателей привлекала торговая деятельность северных народов.

      Тем не менее есть один важный письменный источник, созданный в Восточной Европе, — Повесть временных лет, составленная в начале XII в. в Киеве, столице Руси. Многие сведения Повести заслуживают серьезного внимания, так как основаны на достоверных данных, восходящих по крайней мере к X в. Повесть содержит подробное описание происхождения и начальной истории Руси, и скандинавам, называемым варягами, отведена в ней весьма выдающаяся роль — настолько важная, что сообщается об основании ими правящей династии Рюриковичей и создании в связи с этим самого Русского государства.

      В «Сказании о призвании варягов» в том виде, как оно излагается в Повести временных лет по Ипатьевскому списку под 862 г., говорится, что варяги, собиравшие дань с различных славянских и финских племен на севере Руси (чуди, словен, кривичей, мери, возможно, веси), были изгнаны ими «за море» и «не даша им дани, и почаша сами в собе володети». Между племенами начались взаимные распри и усобицы «и не бе в них правды, и въста род на род». Тогда они решили — «поищем сами в собе князя, иже бы володел нами и рядил по ряду по праву. Идоша за море к Варягом, к Руси». Те варяги назывались Русью, а «друзии зовутся Свее [свей, шведы], друзии же Оурмане [норвежцы], Аньгляне [англичане], инеи и Готе [готландцы]». «Земля наша велика и обилна, а наряда в ней нет, да пойдете княжить и володеть нами» — так летописец передает обращение северных племен к варягам. «И изъбрашася трие брата, с роды своими и пояша по собе всю Русь и придоша к Словеном первее, и срубиша город Ладогу и седе старейший в Ладозе Рюрик [скандинавское имя Rörik], а другии Синеоус [Signjut?] на Белеозере, а третей Трувор [Thorvard?] в Изборьсце и от тех Варяг прозвася Руская земля». Через два года, после смерти братьев, «прия Рюрик власть всю один, и пришед к Ильмерю и сруби город над Волховом, и прозваша и Новъгород и седе ту княжа». Его преемником был Олег, который в 882 г., как сказано в летописи, ушел на юг и вокняжился в Киеве.


Рунический камень в Туринге в Седерманланде дает представление о людях, возглавлявших восточные экспедиции: «Кетиль и Бьерн, они установили этот камень в память Торстейна, своего отца, Анунд в память своего брата, а дружинники в память справедливого и мудрого человека, Кетелё в память своего супруга. Братья были среди лучших людей на земле и в воинском походе, держали своих дружинников хорошо. Он пал в битве на востоке на Руси, предводитель войска, лучший из мужей страны». XI в. Камень найден вмурованным в средневековую церковь, где был зарисован Юханом Перингшельдом (государственный антикварий в 1693—1720 гг.).


      Эта легенда об основании Русского государства дала повод к длительной и острой дискуссии, получившей название «норманнского вопроса». Она началась еще в XVIII в. и до сих пор вызывает интерес, хотя в своей первоначальной постановке уже не рассматривается в серьезных академических исследованиях. Создание государства является комплексным процессом, который нельзя свести только к деятельности воинов, пришедших извне, в данном случае из Скандинавии. Большинство ученых согласно с тем, что скандинавы наряду со славянами, балтами и финнами, заселявшими Восточную Европу, сыграли важную роль в ранней истории Руси, и эта роль уменьшилась в конце эпохи викингов, когда возросли значимость самого русского общества, а также влияние Византии и степных кочевников. Вопрос заключается в конкретизации характера деятельности скандинавов и выявлении их места в различных слоях общества. Советские и российские ученые обычно подчеркивали роль скандинавов в окружении местных князей, основываясь в первую очередь на летописной информации. В то же время современные скандинавские и западные исследователи главным образом опираются на сообщения византийских и исламских источников IX—X вв., в которых акцентируется внимание на торговой деятельности русов и варягов.

      Оба подхода кажутся недостаточными для объяснения причин широкого распространения на Руси скандинавских деталей одежды (мужской и женской), оружия, ритуальных и магических предметов, а также множества культурных элементов, связывавших между собой Русь и Швецию в эпоху викингов. Появление этого археологического материала, которого на Руси гораздо больше, чем в Западной Европе, кажется, гораздо легче объяснить переселением групп скандинавов на восточные земли для несения военной службы, занятий ремеслом и даже сельским хозяйством, как это было с датчанами и норвежцами на западе. Наука располагает данными о том, что скандинавы переселялись на восток Европы целыми коллективами, да и в походы и на военную службу пребывали большими группами, что предполагает их постоянное проживание, нередко семьями, в городах и иногда сельских местностях.


Рунический камень из Ниббл Екеро, Упланд, содержал следующую надпись (средняя часть утрачена): «Гунне и Каре установили камень в память... Он был лучшим бондом в команде Хакона». «Команда» обозначена словом rodhr, которое по заключению филологов послужило основой для появления названия «Русь». XI в. Камень утерян, но сохранился его хороший рисунок, выполненный Юханом Хадорфом (государственный антикварий в 1666—1693 гг.).


      В начале XII в., когда составлялась Повесть временных лет, имя «Русь» означало русских людей и Русскую землю (ядро современных государств России, Белоруссии и Украины), но первоначально оно, скорее всего, относилось к скандинавам. Этимология, с которой более или менее согласились многие филологи, в том числе российские, такова: название происходит от финского слова Ruotsi (Rootsi), в наши дни используемого финнами и эстонцами для обозначения Швеции, а это слово в свою очередь происходит от скандинавского слова rodhr, современного шведского rodd, что означает «гребля», а также «регион, отличающийся греблей» и «команда гребцов». В средние века «Роденом» (Roden), позднее «Руслагеном» (Roslagen) именовался прибрежный район Упланда, провинции к северу от оз. Меларен, а найденный здесь рунический камень XI в. восхваляет человека как «лучшего бонда в rodd Хакона», т. е. в команде Хакона. Финны и эстонцы, очевидно, часто сталкивались с такими командами шведов и восприняли это слово в качестве их имени, и когда скандинавы стали проникать в глубь восточноевропейского материка, местные финские и славянские племена использовали тот же термин. Поскольку эти скандинавы активно участвовали в политической борьбе на Руси, а княжеская семья — Рюриковичи возводила свой род к скандинавам, термин постепенно стал употребляться для обозначения людей, окружавших вождей рождающегося государства, и в конце концов — всей земли и ее жителей. Возникла необходимость найти для скандинавов другое имя, и таковым стал термин «варяги», от скандинавского Vaeringjar, который первоначально, возможно, обозначал определенные группы людей, давших клятву друг другу.


Скандинавские мужские и женские предметы украшения одежды обычны в захоронениях IX и X вв. во многих областях Руси. Здесь представлен инвентарь из погребения X в. в Тимерево около Ярославля. Погребение принадлежало к типу обычному как в Скандинавии, так и на Руси — курганная насыпь, перекрывающая слой кремации. В слое кремации были найдены предметы, принадлежавшие мужчине и женщине. Среди них части кольцевидной булавки (№ 4, 5, 17, 19) и овальной фибулы (№ 9), которые в Скандинавии являлись, соответственно, мужскими и женскими типами застежек одежды. Другие предметы характерны и для скандинавских, и для русских захоронений, как, например, обломки гребней (№ 2а), ледоходный шип (№ 6) и оселок (№ 25). (По книге: Ярославское Поволжье. М, 1963. С. 18.)


      Норманны, двинувшиеся на восток, так же как и те, которые направились на запад, вероятно, происходили из разных частей Скандинавии, но археологические находки определенно указывают, что на Русь большинство из них пришло из центральных провинций Швеции вокруг оз. Меларен, из других провинций восточного побережья, а также с Аландских островов, сейчас принадлежащих Финляндии. В этих районах разнообразие восточноевропейских и восточных предметов из кладов, захоронений и поселений свидетельствует о разносторонних контактах с востоком в эпоху викингов, особенно с областью, которая стала называться Русью. Клады, погребения и поселения на территории Руси также дали большое количество вещей скандинавской материальной культуры, представляя такое же разнообразие, как и в центральной Швеции.

      Особо следует сказать о Готланде. Эта провинция представила самое большое в Европе количество драгоценных металлов и особенно исламских монет эпохи викингов. Достаточно сказать, что из более чем 67 000 этих монет, относящихся к VIII—началу XI вв., найденных на территории Швеции и на Готланде, три четверти обнаружены на Готланде. Однако раскопки захоронений и поселений дают мало свидетельств широких связей жителей острова, и типы готландских ювелирных изделий редко встречаются на востоке. Возможно, готландцы вели активную торговлю, но не принимали участия в войнах, политике и колонизации.

      Среди пришедших на Русь скандинавов нельзя не отметить также выходцев из Дании и Норвегии. Некоторые исследователи не без оснований считают позванного славянами Рюрика датским викингом. В западноевропейских хрониках отмечен для событий второй и третьей четверти IX в. датский по происхождению властитель с аналогичным именем. Он мог оказаться и на Руси. Норвежцы также посещали Русь. Так, в 1019 г. принцесса Ингигерд, став женой великого князя Ярослава Мудрого, как гласят саги, привела с собой много норвежцев. Из какой бы части Скандинавии ни приходили норманны на Русь, они входили в самое тесное и активное общение со славянами, финнами и другими народами Восточной Европы. Столь разнообразных и глубоких контактов между людьми Руси и Скандинавии история не знала ни до, ни после эпохи викингов, и в этом мы видим непреходящее значение этой эпохи для народов Восточной и Северной Европы.

ЛИТЕРАТУРА

      Jansson J. Ovala spånnbucklor, en Studie av vikingatidens standardsmycken med utgångspunkt från Björköfynden (Oval brooches. A study of Viking period standard jewellery based on the finds from Björkö (Birka), Sweden). Aun 7. Diss. Uppsala, 1985. 238 p.

      Jansson J. Kalifatet och barbarerna i norr / The Caliphate and the northern barbanans//Islam, konst och kultur (exhibition catalogue, Museum of National Antiquites, Swedish and English text). Stockholm, 1985. P. 51—68, 77—78, 179—192.

      Jansson J. Gürtel und Gürtelzubehör vom orientalischen Typ. Birka II: 2. Stockholm, 1986. P. 77—108.

      Jansson J. Communications between Scandinavia and Eastern Europe in the Viking Age. The archaeological evidence // Abhandlungen der Akademie der Wissenschaften in Göttingen. Philol.-hist. Klasse, 3. Folge, Nr 186. Göttingen, 1987. P. 773—807.

      Jansson J. Wikingerzeitlicher orientalischer Import in Skandinavien // Bericht der Römisch-Germanischen Kommission 69, 1988 (Oldenburg—Wolin—Staraja Ladoga—Novgorod—Kiev. Internationale Fachkonferenz 1987 in Kiel). Frankfurt am Main, 1989. P. 564—647.

      Jansson J. Skandinavien Baltikum och Rus' under vikingatiden (Scandinavia, the East Baltic countries and Rus' in the Viking period) //Norden og Baltikum (Det 22. nordiske historikermøte, Oslo 13.—18. august 1994, rapport I). Oslo, 1994. P. 5—25.

      Jansson J. Palaeobotanical studies on the Novgorod Land с 400—1200 AD // Archäologisches Korrespondenzblatt. 1994. 23. P. 527—535.

      Янссон И. Контакты между Русью и Скандинавией в эпоху викингов // Тр. V Международного конгресса славянской археологии. Киев. 1985. III: 1Б. М., 1987. С. 119—133.

      Янссон И., Мельникова Е. А., Тегнер Ё., Панова Т. Д. Наследие викингов: Диалог культур. Stockholm, 1996.

Викинги и славяне, СПб., 1998, стр. 19-30


Эта статья находится на memorandum
http://www.tarnautojai.lt/memo

URL для этой статьи:
http://www.tarnautojai.lt/memo/modules/sections/index.php?op=viewarticle&artid=35