74. [1519].05.24

 

РЕИСТРЪ И ИМЕНА ВСИХ вязънеи московъских, где которыи, в которомъ замъку седять по Великому Кн(я)зьству Литовскому.

Для памяти, его м(и)л(о)сть, г(оспо)д(а)рь король, великии княз Жыкгимонтъ посылал мя по замъкомъ, што у Великомъ Князстве Литовъскомъ, вязьнеи московскихъ Великое битвы огледати ихъ, и доведати ся, што ихъ будет померло, и которую имъ тежъ стацею дають, и сторожу стерегут.

Посылал его м(и)л(о)сть ис Кракова, се-г(о) году м(е)с(е)ца мая 24 дня. Инъдикта семого.

А пописывал их Юхно Иванов сынъ Ванкевича.

Напервеи вязьни московскии, которыи у Вилни седять, знаменитые воеводы Великое битьвы, семъ ихъ головами на имя: князь Михаило Голица а брать его родныи, кн(я)зь Дмитреи, Иван Анъдреевичъ Челядин, князь Иван Пронскии, кн(я)зь Борыс Ромодановскии а сынъ его, кн(я)зь Петръ, Иванъ Колычов. А стравы имъ дають на кожъдого парсуну на тыжъден по десяти грошеи и по полгроша, ино того выходить на тыжъдень на тую сем голов семъдесятъ грошеи и полъчетверта гроша. А што ся дотычеть о сторожу над ними, есть велми крепъкая сторожа // [67(45)] сторожа. А железа на нихъ на всихъ целы, и на которомъ по двои железа, и по великому ланцугу, тымъ ноги ся казять. А дров имъ не дають. Г(о)с(по)д(а)ру, его м(и)л(о)сти, казали наперед чоломъ бити, ижъ бы казалъ железъ полягчыти, а къ тому, ижъбы его м(и)л(о)сть рачылъ ихъ прыодети на зиму, коли зима прыидеть, тогды нетъ ни одежы, ани дров. Чоломъ бъють, ижъ быхмо изъ студени не померли, а што было платья, то все, поведают, на проест пошъло. С тыхъ вязьнеи виленскихъ ни один не въмер, вси здорови, а стерегуть их по пети головъ бояр людеи добърых, а къ тому ихъ слуги.

Которые в Троцех седять Великое жъ битьвы, и што перед тымъ на Бобъре и на Малявицы поиманы: Дмитръ Василевъ сынъ Китаев, Федор Киселев, Володимир Семенов сын Колычoв, Конило Андреевъ сын Плещеевъ, княз Борыс Ивановъ сын Стародубъского, Василеи Грыгоревъ сын Бородина, княз Семеновъ сынъ Телеховскии, Андреи Колычов сын, Борыс Иванов сынъ Плешчыев, Крыкореи Андреевъ сын Плешчыев же Собака, Федор Михаилов сынъ Тушин, Прокопеи Розладинъ сын Василеи. На тую 12 парсонъ дають имъ на тыжъден копу и семь грошеи на страву, окромъ татар.

Татарове московские, Великое жъ битъвы, шесть ихъ: кн(я)зя Мадыховъ сын Сивиндукъ мурза, Акишъ Отмакишов сынъ, Бузакъ Шыиковъ сын, Бахъмать Абъдуловъ сын, Яковъ Иванов сын, Чура Тулушыковъ сын. // [67v] Тымъ татаромъ шестьма дають на тыжъдень по дванадцати грошеи.

Вязни Великое жъ битъвы у в ыншомъ замъку седять, опрочы тых, пят ихъ, а пан воевода на своеи страве ихъ ховаеть: Захаря Ивановъскихъ Пушъкин, Василеи Грыгорев сынъ Лазарева, Василеи Олиферов сынъ Шупинског(о), Федор Ульянов сынъ Плюснина, Грыгореи Тимофев сынъ Батунина.

Вязьни, которыхъ под Опочкою поиманы, и на Лукахъ, и по иншымъ вкраиным замъкомъ поиманы, тые в Троцех же седять. Княз Иванъ Андреевъ сын Микулин Пунъка, поиманъ на Лукахъ, Федор Гаврылов сынъ Неплюев, Костянътин а брать его Гавърыло Даниловы дети Холоповы, Нефедя Юревъ сын Шчербининъ. Тыхъ 4 под Опочкою поиманы. Петръ Грыгоревъ сын Годуновъ, на Лукахъ поиман, Семенъ Ивановъ сынъ Белкинъ на Лукахъ же поиман, Данила Грыгоревъ сын Замыцкои, на Белои поиман, Филипъ Прокопъев сынъ Шчулипъникъ, на Белои же поиман. На тую 9 парсонъ дають имъ на тыжъдень на страву копу грошеи безъ пети грошеи.

Сума записана.

В Троцехъ всихъ вязьнеи седшп Великое битъвы двадцать и тры чоловеки, а въсе знаменитые люди. А што под Опочъкою поиманы и на Лукахъ, тыхъ всихъ в Троцех же 9 ч(о)л(о)в(е)ков седить.

Ино то их всихъ сума // [68(47)] сума трыдцать и два ч(о)л(о)в(е)ки; а на страву имъ на въсихъ выходить на тыжъдень две копе грошеи и 14 грошеи, окромъ тых пети, што воевода своимъ хлебомъ их кормить.

А сторожа к нимъ добра и железа на всихъ целы. С тыхъ вязьнеи троцкихъ вси целы, ни один не въмер, а купъцовъ в Троцех неть ни одъного.

Которыи в Ковне седять, вязьни Великое битвы: Андреи Оничковъ сын, Олеша Андреевъ сынъ Петрова, Климентеи Дубенского сын, Митя Скрыпицын сын, Чобота Пасынковъ сын, Дмитреи Куташовъ сын, Путята Карцовъ сын, Иван Татьянов сын, Изтома Отековъ сын, Иванъ Стромилов сынъ, Костянтин Басенъковъ сын, Кузма Чортовъ сын, Микита Марковъ сын, Гридя Колесничого сын. На тую 14 парсонъ на тыжъден дають на страву полкопы и два грошы, и 2 пенязи.

В Ковъне жъ седять, што под Смоленскомъ поиманы: княз Федор а князь Андреи Палицкии. На тыиден дають имъ обема десеть грошеи. Федор Новосилцовъ сын поиманъ под Опочкою, на тыидень дають имъ по два грошы и по тры п(е)н(я)зи: Иван Сорнинъ поиманъ в Бранску, Черемисынъ Мардвиновъ в Бранску жъ поиман, Олексии Клеопин а сыны з нимъ два, Василеи а Нечаи под Опочкою поиманы, Фома Дмитровъ Авъпросимеи поиман на Луках. На тую шесть парсонъ дають на тыидень на страву по девяти грошеи. // [68у]

Сума записана.

В Ковъне всихъ вязьнеи седить Великое битъвы 14 чоловековъ, а што под иншыми замъки поиманых 9. Ино то их всихъ седить в Ковне сумою 20 и тры чоловеки, а на страву имъ на всих выходить на тыидень петьдесятъ грошеи и полъчетверта гроша. А сторожа к нимъ вельми твердая и железа на них вси целы. С тых вязьнеи ковенскихъ вси целы, толко одинъ вмер Великое битъвы, звали его Сидор Кишъкинъ.

Которые в Слониме вязьни седять Великое битъвы: Кобец Микитинъ, конюшыи новгородскии, князь Костянтинъ Давыдовичъ Засекинъ, Андреи Микитин сынъ, новъгородец, Федор Петровъ сынъ Трусовъ, Иван Андреевъ сын Ярокгиновъ, Филипъ Ивановъ сын Киклевъ, Тимофеи Михаиловичъ Пушкин, Василеи Иванов сынъ с Костромы, Елизар Иванович изъ Мурома, Ратаи Иванович. На тую 10 парсонъ дають на тыиден имъ всихъ десять грошеи, а к тому еще на ден по дъва бохоны хлеба, а по ведру пива.

В Слониме жъ, што под Опочъкою поиманы: Иванъ Федоровичъ, новгородец, Иван Семеновичъ, псковитин, Злоба Воронцовичъ Поливановъ, Семен Некрасовичъ, дворецкии Собурого. На тую 4 ч(о)л(о)в(е)ки дають // [69(48)] дають на тыжъден по полугрошу, а по два бохоны хлеба, а по ведру квасу. А купец один седить, Грыдко Кудряшов, тому по два бохоны хлеба.

Сума записана.

В Слониме всих вязнеи селить Великое битъвы 10 чоловековъ, а 4 чоловеки, што под Опочъкою, а 5 купец, ино то всих сумою 15 чоловеков, а на страну имъ на въсих выходить на тыжъдень 12 грошеи, а к тому хлебъ дають по два бохоны. А к тому сторожа к нимъ прыставлена. А з них один умер, Андреи Соловцовъ, с тыхъ вси целы.

Которыи в Городне седять Великое битъвы: Матфеи Иванов сын Внуковъ, Тимофеи Дмитровъ сын Губаровъ, Будаи Кучаковъ сынъ, Федор Соловцовъ сынъ, Федор Ивановъ сын Чортовъ, Михалъ Шыпиловъ сынъ, Михаило Хорховичъ, Иванъ Матфеевъ сынъ Безтужего, Тимофеи а Дмитръ браты два родныхъ Александровы дети Гуменцовы, Юри Васильевъ сынъ Шышъковъ, Данило Яковов сынъ Хохлова, Якимъ Степанов сынъ Норева, Иван Дмитревъ сын Копънина, Федор Покаи сын Грыгоревъ Сухого, Урымъ Ильин сынъ Зъянова, Залежъ Иванов сынъ Касаревъ, Микита Озаревъ, Василеи Костентиновъ сын Белявинъ, Иван Ивановъ сын Наумовъ, Иванъ Федоров сын // [69v] Чеглыкова, Терентеи Микулин сынъ Захаринъ, Данилеи Василевъ сын Козичын, Олифер Петровъ сынъ Ловъчего, Илья Гневошев сынъ Безътужего, Левонтеи Кгрыкоревъ сынъ Рогачева, Михаиле Кикин. Великое битъвы двадцать и семъ ихъ. В Городне жъ седять, што под Луками поиманы: Иван Александровъ сын Коромышын, Грыгореи Александровъ сын Туркеновъ, Борозъда Игнатьев сынъ Белавин, Скопа Булъгаковъ сынъ Воеводин, Чудин Иванов сынъ Евфимъевъ. А што под Луками пят же ихъ. В Городне жъ, купъцы со Тферы: Федор Сидоров сынъ Дядкин, Михаиле Грыгоревъ сын Соларева, Окул Якимов сынъ, Васко Кузмин сынъ а слуга в них пятыи, Васечко Ивашъковь сын. А померло их в Городне, поведають, Великое битвы вязьнеи, Андреи Филипов сын Нашчокипь умер, Федор Иванов сынъ Новосилцовь умер, Микита Матфеевъ сын умер, Василеи Захаринъ сынъ умер, Семенъ Федоровъ сынъ Узкого умер, Иванъ Болыкинь сын Шырмеровъ умер, Елизар Ивановъ сын умеръ. А поховали их у Пречистое Б(огороди)ци.

Сума записана.

В Городне всих вязьнеи седять Великое Битъвы двадцать их и семъ, а што под Луками поиманыхъ пять, а купъцовъ пять же. Ино то всих сумою вчынить трыдцать их и семъ, а на всихъ их оброкомъ дають по два бохоны хлеба на ден а соли, а често имъ ничего не дають, а пенезми не дають ни пенезя. А наги велми, которыи в Городне седять. С тых же // [70(49)] С тых же вязьнеи городенскихъ умерло семъ ихъ, а положыли ихъ в Пречыстое Б(огороди)ци.

Которыи в Бельску седять Великое жъ битъвы боярские слуги: Козел Олиферовъ сынъ, слуга Челядинов, Федор Михаиловъ сынъ, слуга Челядинов же, Митя Елин сынъ, слуга Стародубъского, Третякъ Василевъ сынъ, слуга Киселев, Софрон Осташъевъ сынъ, слуга Третяковъ. Великое битъвы 5, а объроку имъ по два бохоны хлеба.

Иван Бочкин, помешчыкъ луцъкии, Сенько Ивановъ сынъ, пишчальник, Самъсонъ Васильевъ сын, пишчалникъ, Иванъ Попъковъ сын, пищалникъ. С тых 4 поимано под Луками Великими, а объроку имъ дають по бохону хлеба на день. А купъцовъ в Бельску жъ, Иванъ Федоровъ сын Крывого, Грыгореи Омеляновъ сынъ, тые два пъсковичы. Гаврыло Ивановъ сын Плешовкина Зубъцова, Грыгореи Тимофеев сынъ Москвитиновъ, Федор Олешын сынъ Чортова, Иванъ Конячынъ сын Крыкова, а родомъ из Городка, с Тацири, Микита Игнатев сын изъ Вязьмы.

Сума записана.

В Белску всих вязнеи Великое битьвы пять, а што под Луками, тыхъ 4. Ино то всих вязьнеи в Белску 9, аобърокъ имъ дають по два бохоны хлеба а соли. А купъцовъ семъ, а осмыи умер, а объроку имъ дають на две недели четверть муки. А один москвитин утекъ былъ, ино, поведають, где его знашъли, тамъ и въбили. // [70v] А черес того вси целы.

Которые в Дорогичыне вязьни седять Великое битьвы: Костентинъ Семеновъ сын Коловинъ, Федор Васильевъ сынъ Обеедовъ, Федор Михаилов сынъ Мельниковъ, Володимир Давыдовъ сынъ Бибиковъ, Федко Василевъ сын Клешънин, Давыд Мишъковъ сынъ Комъчековъ, Василеи Резанов сынъ Брухатои, Андреи Полуюховъ сын Адучиевъ, Неклюд Парфеневъ сынъ Борысовъ, Стома Иванов сынъ Лупанлинъ, Семен Алексеев сынъ Албичынъ, Степан Денисевъ сынъ Неклюдовъ, Шостакъ Павловъ сынъ Вышъкова, Олешко Марковъ сын, Иван Дмитреевъ сын Дементевъ, Макъсимъ Ананинъ сынъ Усовъ, Кузьма Яковлевъ сын Редкии, Василеи Саволосов сынъ Сухого, Федор Якововъ сын Арбузовъ, Дмитреи Володимеровъ сын Ерокъ, Иван Марья Лихородъ, Тимофеи Кузьмин сынъ, Борыс Дмитреев сын Маркияновъ, Некрасъ Наумов сынъ Неехов, Семен Федоровъ сын Бедеров.

Сума записана.

В Дорогичыне всих вязьнеи сумою полтретядцать, а объроху имъ идеть на ден по два бохоны хлеба а соли, а к тому мало мяса. А шъто их в Дорогичыне Великое жъ битьвы 4 умерло: Федор Федоров сын, Григореи Борисов сын, Семен Придютин Ловъпрасововъ.

Которыи // [71(50)] Которыи у Мельнику вязьни седять Великое битьвы: Грыгореи Иванов сынъ Олизаровъ, Матфеи Василевъ сынъ Зевалъ, Некрас Федоров сынъ Кусташев, Федор Костянтиновъ сын Култашевъ, Офанас Андреевъ сын Хрыпуновъ, Иван Семеновъ сынъ Брюховъ, Иван Федоровъ сынъ Микулин, Андреи Василевъ сынъ Онисковъ, Олександро Грыгоревъ сынъ Бернова, Василеи Грыгорев сынъ Одерышын, Дмитреи Иванов сын Борковъ, Илья Ивановъ сынъ Выро-докъ, Олександръ Степанов сынъ Орин-кинъ, Иван Ивановъ сын Потребинскои, Офанасеи Василевъ сынъ Ерышкинъ, Петръ Игнатьевъ сын Чудова. Вязнеи Великое битьвы 16, а обърокъ имъ по два бохоны на день, а къ тому соль и мясо.

Матфеи Сахарев поиманъ на Луках, Ширя Иванов сынъ Племяникъ поиман под Витебъскомъ. Тымъ двумъ такъже оброкъ хлебомъ.

Сума.

В Мелнику всих вязьнеи Великое битьвы 16, а два, што на Лукахъ поиманы, то их всихъ 18, а объроку имъ идеть на день по два бохоны хлеба, а мяса и соли дають. А купъцовъ 4 з Вязмы: Тимошъ Онисимов сын, Иванъ Денкин сынъ, Федко Кридинъ сын, Иван Василев сынъ, а умер один Великое битьвы, Ондреи Аирамаков.

Которыи в Берестьи вязьни седять Великое битьвы: Юри // [71v] Дмитреев сын Лыкцовъ, Тимофеи Бетляшовъ сынъ Мерин, Василеи Яковов сын Качалов, Микита Яковов же сын Качаловъ, Иван Якововъ сын Скобелцынъ, Дмитреи Илинъ сын Стромилова, Баташъ Иванов сын Кобылин, Федор Черцовъ сын Паксовъ, Давыд Семенов сынъ Мокеевъ, Очии Семенов сын Борысов. Вязьнеи Великое битьвы десять, а объроку имъ дають по два бохоны хлеба на день.

А што по замъкомъ вкраинымъ поиманы: Занко Костянтинов сын Тферитин, Сувор Грыгоревъ сын Жукова, Есипъ Нестеров сын Кальгаовъ, Дмитреи Федоров сын Тулубин, Солтан Васильевъ сын Полуеветовъ, Василеи Захаринъ сын Вышесловца, Василеи Омельяновъ сын Буиносов, Тихна Сысоев сынъ Перетрутовъ, Грыгореи Василевъ сын Селянин, Мишко Васильевъ сынъ, Федко Ивановъ сынъ. А што под замъки вкраиными поиманы, вязьнеи одинадцать их.

Купъцы, которыи в Берестьи седять, новгородцы: Олизар Кирыловъ сын, Гаврыло Дмитреевъ сын, Мина Митроханов сынъ, Аноня, брать же его, Васко Ермолин сын, Микита Карповъ сын. А купъцов в Берестьи шесть.

Сума.

В Берестьи всихъ вязьнеи Великое битьвы десеть, а што под замъки поиманы, тыхъ 11. Ино то их вси сума чынить двадцать // [72(51)] двадцать и один, а купъцовъ шесть. А объроку имъ идеть на тыжъдень на вси по два бохоны хлеба, а по два бараны а соли по 10 головяжен на ч(о)л(о)в(е)ка. А Великое битьвы вмерло ихъ шесть. Полежоно их в с(вя)того о[т]ца Николы.

А иншые вязьни в них седять по дворомъ пана старостиным, тых я не писал.

В Новигородцы которыи вязьневе седять, которых поимано зъ замковъ вкраиных на поражъкахъ: Грыгореи Ростолчынъ сынъ, Матфеи Жабоеедовъ сын, Иванъ Рагозинъ сын, Гасан Зворыкин сынъ, Суморокъ Михаиловъ сын, Орол Васильевъ сын, Иван Дворянинцовъ а сынъ его Василеи, Олексеи Иванов сынъ Дякнлева, Третякъ Матфеев сынъ Мордвинова, Ширяк Дмитреев сын.

Сума.

В Новигородце всих вязьнеи 11, а объроку имъ тамъ ничого не дають, толко што сами про Богъ што выпросять, по месту ходять. А што москвитин тыми разы прыехал, Ширяемъ зовуть, тамъ же седить.

Которые вязьни седять в тивуна виленского, в пана Андрея Завишыча в Неменчыне. А поимано их всихъ по замъкомъ украинымъ, под Луками а под Опочкою, и по иннымъ замъкомъ: Борыс Грыгоревъ сын Усовъ, Иван Федоровъ сын Голина, Посникъ Семеновъ сын Юренев, // [72у] Иван Игнатевъ сын Топоркова, Иванъ Офанасевъ сын Дементиевъ, Ни-зовец Прокопевъ сын Ресница, Петеля Иванов сын Малоиродомъ, Иванъ Ортемъевъ сын, Федор Есиповъ сын Палетин, Игнатеи Ильинъ сынъ Самородскои, Васко Иванов сынъ Лобановъ, Иван Ивановъ сынъ Волохова, Козел Васильевъ сын, Ширяи, слуга князя Боболенского, Стома, слуга Петрат-Грыгорева, Федец, слуга Михаила Совина, Ониско, слуга Ивана Коломълетенина, Грыдя, слуга Василя Завалипут.

В тивуна в Неменчыне вязьнеи, што поиманых под замъки вкраинными, осмънадцать ихъ.

В другомъ дворе, в Швинтянехъ, в тивуна жъ седять под замъки жъ вкраиными поиманы: Суморокъ Ногин сынъ, Заня Федоров сынъ, Позняк Лютовин сын, Есифъ, слуга Сухаревского, Тишъко Грыдин сынъ, Аван Ногишънин, смолнянин, Микита Иляшовъ.

У Шъвинтянех вязьнеи семъ ихъ седять.

Которыи москвичы, дети боярскии, сами были прыехали: Дробышъ Михаиловъ сын Киндякова, Володя Костянтиновъ сын Кузьмин, а брать его Семен Кулъпин, Михалъ Степанов сынъ, Степан, Федоровъ сын. А статьки их вси, поведають, Бутърымъ побралъ. С тых же вязьнеи ешче за Бутьрыма два москвитины втекли на егого жъ конехъ сее зимы, о Трех кролехъ. Звали тых москвич Теготси Федоров сын Забелинъ, а другии Беликъ Негодяев. Сума // /73(52)/

Сума.

Всих вязьнеи в тивуна седять, што под замъки поиманы, сумою их полтретядцать, а которыи сами прыехали, тых москвичъ 7, а два втекъли. А объроку имъ всимъ даеть на ден по два бохоны хлеба а соли, а черес то имъ не маеть с чого им стацеи давати, дворы пустыи маеть после Бутьрыма.

А Великое битъвы один в него былъ вязьнь ешче за Бутърыма, ино того, поведають, слуга Бутьрымов въ зваде забилъ.

Сума записана всих вязнеи, которыи вязни по замъкомъ ег(о) м(и)л(о)сти в Литьве седять, што Великое битъвы, тых всих головами седять сумою сто голов и трыдцат, и семь головъ. Тое жъ битъвы Великое вмерло ихъ по всимъ замъкомъ вязьнеи голов двадцать и две.

А што на малых битьвах, и под Опочкою, и на иншыхъ поражъкахъ, и што под замъки вкраиными поиманыхъ, всих тыхъ вязьнеи сумою осмъдесять ихъ.//[73v]

Ино то всих вязьнеи Великое битъвы, и иншыхъ поражокъ, и што под замъки поиманыхъ, тых всихъ сумою двесте и семънадцать. А купъцовъ по всимъ городомъ двадцать и тры, а один умер. А которыи Москвины сами прыехали были, тыи в тивуна виленского седять 7. С тых же москвичъ два втекъли до Москвы ешче за Бутърыма, тивуна, на его жъ и конехъ.

А которыи вязьни старшыи седять у Вилни, а в Троцех, а въ Ковне, на тыхъ объроку выходить на всихъ их на тыжъдень пенязми по полпеты копы грошеи и тры грошы. А тымъ, по иншымъ замъкомъ пенязьми нигде оброку не дають, толко дають оброку на ден по два бохоны хлеба а соли.

 

Источник:
74. РЕГИСТРЪ И ИМЕНА ВСИХ вязънеи московских, где которыи, в которомъ замъку седять по Великому Кн(я)зьству Литовскому [1519].05.24 // Lietuvos metrika (Вильнюс: Изд. Институтата НЭ, 1997), 87-92.
Подг. Артурас Дубонис.
Книга записей № 11 (1518-1523),
228 с. Обл. 1500 экз.